Войти

Король стандартов

«Самарские известия» 07.04.2006

Владимир Королев вошел в историю самарских «Крыльев Советов» как мастер стандартов и человек, установивший рекорд самарской команды по забитым голам за один сезон. Еще до окончания карьеры самарский голеадор точно знал, кем станет, повесив бутсы на гвоздь. Королев видел себя только в одной роли – тренера.

Секрет успеха

– Давайте сразу раскроем секрет мастерского исполнения Владимиром Королевым пенальти и штрафных.

– Что касается одиннадцатиметровых, то на тренировках отработке ударов с «точки» я уделял много времени. Реализовать пенальти не так легко, как это может показаться на первый взгляд. Со штрафными, на мой взгляд, дело обстоит так: 50 на 50 природного дара и каждодневного титанического труда. Я жил на базе, и там была очень удобная стенка с цифрами – «девятка», «восьмерка» и так далее. После окончания тренировки я оставался на поле и часа два-три отрабатывал штрафные.

– В европейском и мировом футболе львиная доля голов забивается со стандартов. Почему до сих пор штрафные и угловые остаются ахиллесовой пятой футбола российского?

– За рубежом этому компоненту игры уделяется повышенное внимание, а у нас тренеры зачастую его игнорируют. Почему во всех командах есть тренеры вратарей, а людей, которые могли бы индивидуально работать с защитниками, полузащитниками, нападающими, нет? Приглашали бы закончивших карьеру мастеров стандартов, может, и не было бы таких проблем.

– Как вы относитесь к форвардам, постоянно имитирующим нарушение правил?

– Симулировать нарушение может только беспомощный футболист. Но нападающий должен стараться быть хитрее защитника, тоньше чувствовать момент. Говорили, что Королев красиво падал. Но что значит «красиво упасть»? Когда защитник ставит ногу, а форвард через нее падает, судьи, как правило, трактуют эпизод в пользу последнего, ведь контакт имеет место.

– В вашей карьере были такие моменты?

– Какой-то конкретный матч вспомнить трудно, но, думаю, подобное случалось и со мной. У каждого футболиста на поле своя задача, у защитника – не дать забить, у форварда – прямо противоположная. Но если бы точно знал, что пенальти, как говорится, стопроцентно «левый», никогда бы не подошел к «точке».

– Игрок Королев часто ругался с арбитрами?

– Нет, у меня не было такой привычки. Я выходил на поле играть, а не болтать языком. Если футболист постоянно вступает в дискуссию с судьей, то потом можно с помощью статистики посчитать, как долго он фактически был «вне игры», а ведь за это время футболист мог бы принести своей команде много пользы. Меня вообще очень редко предупреждали. За всю карьеру не получил и пяти «горчичников», а удалений не было вовсе.

Несостоявшийся зенитовец

– Вы довольны тем, как сложилась ваша карьера?

– Трудно сказать. Если человек доволен, то, наверное, он сделал для футбола очень много. В принципе, хочется верить, что я оставил свой след в истории «Крыльев». Хотя об одном решении жалею до сих пор. В 1983 году мы стали чемпионами РСФСР, но, к сожалению, в тот год нам не удалось выйти в первую лигу, и Геннадий Андреевич Сарычев доверил играть нам, молодым. Именно тогда ко мне и подошел представитель «Зенита», чемпиона страны, и от лица ныне покойного Садырина предложил переехать в Ленинград.

– Что же помешало?

– Молодой был, испугался такого серьезного приглашения. Да к тому же по приезде домой состоялся разговор с руководством «Крыльев». Честно говоря, не хочу вдаваться в подробности, почему меня не отпустили. Сейчас понимаю, что по неопытности совершил ошибку. Кто знает, как бы сложилась моя карьера, если бы закрепился в составе чемпиона СССР? В первую лигу приглашали – в Саратов, в Краснодар, Стукалов звал в Ставрополь. А в 1989-м предложили перейти в «Гурию» из «Ланчхути», которая тогда вышла в высшую лигу. Но, может, и правильно сделал, что отказался, ведь уже ходили разговоры о развале Союза и соответственно самоликвидации союзного первенства. Грузины приходили ко мне в гостиничный номер с конвертом, но я остался в родных «Крыльях».

Тренер по призванию

– Практически каждый спортсмен после окончания карьеры так или иначе связан со спортом.

– Я не исключение. Работаю в компании «Самаранефтегаз» главным тренером одноименной команды. Сезон-2005 был дебютным для нашего коллектива в первой лиге чемпионата города. Когда я пришел в СНГ, то предложил не распыляться, а всерьез взяться за какой-нибудь один вид спорта. Естественно, этим видом оказался футбол.

– Вы видите себя в будущем тренером команды мастеров?

– Тот тренер, который не ставит перед собой максимальных целей, никогда ничего не добьется. Конечно, я мечтаю когда-нибудь работать на более высоком уровне. Сейчас вот учусь в Москве в ВШТ.

– Когда вы решили, что тренер – ваше призвание?

– Я всю свою футбольную жизнь вел дневник, учился. Будучи игроком, я готовился стать тренером. Я не допускал и мысли о том, что спокойно смогу прожить без футбола, видел себя только в роли тренера и нигде больше. Предложи мне возглавить какую-нибудь фирму, отказался бы. Футбол для меня все.

– Как начиналась ваша тренерская карьера?

– В 1999 году Георгий Петрович Вербовский пригласил меня в похвистневский «Нефтяник», который играл тогда во второй лиге, старшим тренером. Там пришлось не только тренировать, но и самому выходить на поле. Мы отлично начали, лидировали, но потом сказался наш скромный бюджет. В итоге тот сезон команда даже не закончила… Вскоре мне предложили возглавить бугурусланский «Спутник» в турнире КФК. На тот момент команда шла девятой из одиннадцати в чемпионате оренбургской области, и меня сильно удивили глобальные планы руководства. Тем не менее я рискнул, принял команду, и мы закончили турнир на третьем месте. В подгруппе КФК было одиннадцать команд, после восьми туров мы шли на первом месте, а на финише оказались третьими и в группе, и в финальной пульке, хотя по финансам находились где-то на 15-16-й позиции из 22 клубов. В принципе, я планировал продолжить работу в Бугуруслане, но в этот момент поступило предложение принять команду высшей лиги Казахстана «Актау».

– Но это же совсем другой уровень!

– Если честно, команда была слабенькая, дебютант высшей лиги. Я сам в свое время играл в Казахстане, тогда уровень футбола там был намного выше. Я не давал согласия возглавить «Актау», а просто согласился посмотреть команду на ее сызранском сборе. Тем не менее в «Спутнике» решили, что я за их спиной уже принял решение покинуть команду, хотя уезжать я никуда не собирался. В итоге летом 2001-го я отправился с казахстанской командой на сбор в Алушту, но в это время в Актау сменился глава города. Новый мэр поставил условие, что главным тренером должен быть обязательно казах. Я разработал для команды программу подготовки к сезону, помогал главному тренеру на сборах. К сожалению, получилось, что и в «Спутнике», и в «Актау» оказался не у дел.