Войти

Леилтон: «В Самаре чувствую себя как в Бразилии»

«Волжская коммуна» 12.07.2008

Разве когда-то Леилтона не было в «Крыльях Советов»? Дети, родившиеся в тот год, когда он оказался в Самаре, скоро в школу пойдут, а Леилтон по-прежнему здесь. Он все так же эффективен на поле, общителен вне его, всегда жизнерадостен. Шесть лет – таков его «крыльевский» стаж на сегодня. На прошлой неделе Леилтон продлил его еще на два

Осталось построить дом

– В Бразилии все мальчишки в футбол играют. А вот в Самаре выйти на поле мечтает далеко не каждый мальчик. Тебя это не удивляет?

– Знаешь, я совершенно не вправе кого-то учить жизни. Этот город стал для меня родным, и я себя здесь прекрасно чувствую. Все это во многом произошло потому, что я все принимаю таким, как оно есть, а не пытаюсь что-то переделывать под себя.

– Ты уже можешь сравнивать – скажи, город сильно изменился за то время, что ты играешь в «Крыльях»?

– Очень! И жизнь, и, мне кажется, менталитет людей. Когда я только приехал, на меня смотрели по-другому из-за того, что я иностранец. Сейчас этого нет и в помине. И внешне город изменился, да что говорить изменился даже футбол! Конечно, возможно, и я меняюсь, и могу не замечать чего-то, потому что глаз уже замылился. Но 2-3 месяца в году я провожу в Бразилии, поэтому мне есть с чем сравнивать.

– А почему в этом году не приехали твои родные? Ведь они обычно здесь с ранней весны до поздней осени…

– Мои дети Маркус и Марсель сейчас в школе. Совсем скоро они ко мне приедут, только все равно ненадолго. Сейчас процедура получения визы в Россию для бразильцев усложнилась – приходится сдавать разные анализы, поэтому нужно еще подождать. Я уже очень соскучился. Все вопросы с контрактом уладил, а когда приедет семья, я буду уже совершенно счастлив.

– Ты, наверное, единственный в команде, кто не занимается поиском квартиры каждый год, а просто платит за нее всю зиму, хоть она и пустует. Почему?

– А зачем все усложнять? У меня контракт есть, квартира нам нравится, условия подходящие, хозяева хорошие – смысла нет. И нет этих проблем с выбором, я всегда приезжаю сразу домой. Да и вообще, у нас тут столько вещей, впору только дом построить. Конечно, очень много теплой одежды, особенно детской – вот уж она нам в Бразилии не очень нужна (смеется).

– Твоя Моника вашего второго ребенка рожала в Самаре. Не было страшно?

– Знаешь, поначалу, конечно, не было уверенности, что все пройдет нормально. Но с другой стороны еще неизвестно, как прошел бы такой долгий перелет, если бы она все-таки выбрала Бразилию. Тем более что здесь мы тщательно подошли к изучению вопроса. Нам в этом помогали и в клубе, и Ирина Булыга поддерживала и узнавала все, что необходимо. В итоге Марсель родилась в Самаре. А с Виталиком Булыгой, когда он играл за «Крылья», мы вообще были друзьями. Как-то он даже в отпуск ко мне в Бразилию приезжал…

Самара и Салвадор – лучшие города

– Ты никогда не скрывал, что тебе очень нравится в Самаре, и год назад в нашем интервью признавался в этом, даже несмотря на то, что в то время не имел игровой практики…

– А этот год для меня лучший, ведь я играю в составе. У меня прекрасные отношения и с новым руководством клуба, и с тренерами – пожалуй, даже лучшие за шесть лет. Да у меня вообще со всеми прекрасные отношения – и в команде, и в клубе, и на базе. И поэтому моя цель на этот сезон была такой – добиться того, чтобы продолжить здесь играть. У меня в жизни два любимых города – Салвадор и Самара. Разумеется, после того как я продлил контракт, играть за «Крылья» с полной отдачей я не перестану.

– Казалось, в прошлом году тебя списали со счетов – не было места в составе, доверия со стороны тренера. Что-то изменилось в тебе за эту предсезонку? Или это все-таки заслуга Слуцкого?

– И то и другое. Я всегда позитивен, знаю, что у меня есть такое качество – сохранять хорошее настроение в любом случае. Многое зависит от тренера, и в этом году мне очень комфортно. В этом сезоне мне помогал весь тренерский штаб. Особенно тренер по физической подготовке Анжело. Я имею в виду психологически – он постоянно меня подбадривал, напоминал, что необходимо верить в себя. Когда начинался чемпионат, я был третьим на своей позиции. Но, тем не менее, смог заиграть. Конкуренция и сегодня большая, тренер может поставить из нас кого угодно. Сквернюка – дай бог ему как можно скорее залечить травму – или Будылина. Но это мне только на пользу. Не расслабишься.

– Скажи, позиция левого защитника, на которой ты провел немало весенних игр, – действительно твоя? А то мы привыкли тебя видеть в полузащите…

– Я считаю себя в первую очередь именно защитником. Просто я умею подключаться к атакам, из-за этого меня когда-то перевели и в полузащиту. Сейчас немного другая ситуация – я в хорошей физической форме и могу сыграть на любой позиции, поэтому легко играю левого полузащитника.

– А весенняя травма не повлияла на твое физическое состояние?

– Немного помешала, конечно. Был момент, когда я очень сильно переживал из-за этого, ведь три игры пропустил. Но я получил поддержку тренеров, руководства, медиков и, конечно, всей команды – и сейчас могу сказать, что плечо восстановилось. Только изредка ощущаю небольшой дискомфорт, но на игру это никак не влияет.

Лучше забивать голы, чем бычков

– За кого болел на прошедшем чемпионате Европы?

– За Португалию! Тренеры там – бразильцы, есть бразильские футболисты. И начал расстраиваться из-за них еще с первой игры, хотя тогда они еще побеждали, – нельзя так тратить моменты! Ну и за сборную России, конечно, переживал. А вообще – я всегда за Бразилию!

– Что бы ты перенес в Самару в первую очередь из Салвадора? Я слышала, что там у тебя есть ферма?

– Да, там фазенда, где мы держим молодых бычков. Но я с ними не занимаюсь, не понимаю ничего в этом.

– По именам их не знаешь? Или хотя бы внешне различаешь?

– Их очень много.

– А я могу просто прийти с улицы и купить бычка на твоей ферме?

– Запросто. Если захочешь, я обязательно попрошу, чтобы тебе подобрали лучшего. Но если серьезно, то обычно их покупают оптом крупные фирмы. Им, кстати, дела нет до того, как зовут бычков. А мое дело – играть в футбол.

– А ты сам сумеешь забить бычка?

– Не уверен, я никогда этого не делал. А вот готовить мясо я умею и люблю. Самое популярное и любимое блюдо – шураско – мясо, приготовленное на углях, что-то вроде шашлыка. Мы всегда после чемпионата собираемся с друзьями и жарим мясо во дворе. Несколько лет назад, как я уже говорил, ко мне приезжали Булыга с женой, в этом году были Игорь Шевченко с девушкой Мариной. Мы ездили в Салвадор, который раньше был столицей Бразилии. Мне хотелось, чтобы они почувствовали этот дух эпох. Но большую часть времени они загорали и купались. Ребятам было немного непривычно – на таком сильном солнце очень легко обгореть. Еще, конечно, ходили на футбол, играли в футбол. А как иначе (смеется)? Жарили мясо и гуляли. На специальных экскурсиях не были, я просто сам старался показать любимые места и рассказать что знаю.

Корея слишком серьезна для бразильца

– Пару лет тому назад тебя чуть не продали в Корею…

– Все произошло очень быстро. Я провел там всего неделю, сыграл три игры, забил три гола – на этом все. Они искали чистого нападающего, на эту позицию меня и ставили. Но нападающим все же меня назвать тяжело, поэтому соглашение так и не было достигнуто. Я уже и не помню почти ничего – ни страну, ни команду, – как будто этого и не было. Знаешь, Корея – слишком серьезная страна для бразильца. А вообще тот год был очень сложным для меня: я думал, что после неплохого 2005-го и 2006-й окажется удачным, но вышло наоборот – уехал в Корею всего на неделю, но надолго потерял место в составе в Самаре.

– И все кончилось тем, что тебя отдали в аренду в «Шинник»…

– О, да, Ярославль помню. Тем более что я получил там долгожданную игровую практику, да и поехал туда не один, а вместе с Ваней Шпаковым, и это помогало. Конечно, вскоре мы со всеми познакомились, но все равно я мечтал вернуться в Самару. Зачем мне было что-то менять? Я очень хорошо знаю этот город, а привыкать заново к Ярославлю мне не хотелось, хотя там мне понравилось. Скоро поедем туда, всех увижу. Хотя кого – там моих знакомых, наверно, всего пара человек и осталось…