Войти

Рамиз Мамедов, новый киевлянин

«Спорт-Экспресс» 25.10.1999

Когда мы созванивались в Киеве, чтобы договориться о времени и месте встречи, Рамиз Мамедов несколько раз старательно повторил в трубку: «Бульвар имени Тараса Шевченко», чем выдал себя, как человек приезжий. Потому что «справжний» киевлянин в такой житейской ситуации наверняка сэкономил бы на имени великого Кобзаря, ведь ни бульвара, ни улицы, ни даже тупика имени Андрея Шевченко в столице Украины пока еще нет.

– Вы хоть знаете, что своим появлением в киевском «Динамо» создали прецедент: стали первым коренным спартачом в команде, считающейся еще с советских времен непримиримым антагонистом красно-белых?

– Догадываюсь. Но меня немного «оправдывает» то обстоятельство, что непосредственно в Киев я все-таки попал из самарских «Крыльев Советов», где играл три месяца на условиях аренды. Да и «Спартаку» я формально уже не принадлежал – трансферт выкупил мой агент.

– Все равно эффекта неожиданности эти оговорки не снижают.

– Возможно. Причем не только для болельщиков – для меня самого тоже. Потому что продолжить игровую карьеру я собирался в Португалии. Но только приехал туда в конце августа – раздался звонок агента, который сообщил мне о киевском варианте.

– В Португалии вы подыскивали клуб наудачу?

– Не совсем. Вполне вероятно, что мог оказаться в «Алверке», где с недавнего времени обосновались мой бывший одноклубник по «Спартаку» Василий Кульков и экс-вратарь московского «Локомотива» Сергей Овчинников.

– Итак, позвонил ваш агент – и…

– …и сказал, что меня разыскивает Григорий Суркис. Я немедленно связался с динамовским боссом и на его предложение прилететь в Киев «для разговора» сразу ответил согласием. Сами понимаете, в киевское «Динамо» зовут не каждого и не каждый день.

– Объясните все-таки, каким образом вы, пятикратный чемпион России, игрок сборной страны, футболист в самом расцвете сил, оказались два года назад «в изгнании»: сначала – дубль «Спартака», потом – первая лига, тульский «Арсенал» и наконец Самара. Говорят, между вами и Романцевым пробежала какая-то кошка.

– Вряд ли удовлетворю ваше любопытство. Это слишком внутреннее, «семейное» дело, а выносить сор из избы как-то не принято. Да и в прошлом уже все это…

– Но все-таки серьезная размолвка с Романцевым была?

– Можно назвать это так.

– И путей к примирению, к компромиссу стороны не нашли?

– Видимо, нет. Надо смириться с мыслью, что тренер всегда прав.

– Говорят, что два года назад, когда вы оказались в «Спартаке» изгоем, на вас претендовали другие элитные российские команды, но все закончилось тульским «Арсеналом». Вы сами попросились в этот скромный клуб?

– Как я мог куда-то попроситься, если не распоряжался своей судьбой. Тула оказалась тем вариантом, на который «Спартак» соглашался. Мне приходилось выбирать между спартаковским дублем и первой лигой. Естественно, я предпочел «Арсенал».

– Какие неотразимые аргументы киевлян заставили вас предпочесть маячившее на горизонте дальнее зарубежье ближнему?

– Главный аргумент – Лига чемпионов. Не думаю, что найдется футболист, который устоял бы против такой перспективы.

– Материальная сторона дела не имела значения?

– Конечно, имела – я же профессиональный футболист. Если вам это интересно, скажу, что «Динамо» предложило лучшие финансовые условия, чем были у меня в «Спартаке».

– Если не секрет, о чем вы говорили с Валерием Лобановским, когда встретились первый раз?

– Говорил в основном Лобановский, а я внимательно слушал. Он сказал, что рассчитывает на меня, и порекомендовал в первую очередь сбросить лишний вес.

– И намного вы успели потяжелеть?

– У меня остался тот же «боевой» вес, с которым я играл в «Спартаке», – 77 кг. Но раз Лобановский считал, что это многовато, я был обязан прислушаться. Уже сбросил 3 кг. Хотя в принципе, как мне кажется, дело было не столько в весе, сколько в моем общем функциональном состоянии, которое, конечно же, оказалось далеким от необходимых кондиций, тем более для игрока такого клуба, как киевское «Динамо».

– Вы уже успели ощутить, так сказать, изнутри принципиальную разницу в стилях, в подходе к построению игры, традиционно существующую между московским «Спартаком» и киевским «Динамо»? Насколько трудна для коренного спартаковца такая перестройка?

– Конечно, все это я уже ощутил по тренировочным нагрузкам, которые здесь предлагают. Они заметно выше, чем в «Спартаке». Динамовцы делают акцент на физические кондиции, спартаковцы – на техническую оснащенность игроков. Постепенно втягиваюсь, привыкаю, но все равно нелегко.

– Когда-то даже Блохин признавался, что после динамовских тренировок у него не оставалось никаких иных желаний, кроме как побыстрее добраться до кровати…

– Я полагаю, что Блохин имел в виду предсезонные сборы: там действительно люди зачастую приходят и без сил падают на кровать. У меня все это еще впереди. По ходу же сезона тренировочные нагрузки по определению не могут быть запредельными. И тем не менее в Киеве они намного выше, чем в «Спартаке.

– Разницу в игре динамовских и спартаковских защитников вы успели почувствовать?

– По-моему, здесь на любого полевого футболиста, в том числе и на защитников, возлагается больший, чем при спартаковской игре, объем работы. Скажем, Лужный, как правило, контролировал всю правую бровку – от своей штрафной до чужой. Я же, выступая на аналогичной позиции в «Спартаке», обычно имел перед собой полузащитника, с которым мог сыграть накоротке.

– Вы принимали участие в том драматическом киевском матче группового турнира Лиги чемпионов-94/95, когда «Спартак» после первого тайма вел 2:0, а в итоге проиграл 2:3, пропустив решающий гол минут за пять до финального свистка?

– Да, я все 90 минут находился на поле, но ни тогда, по горячим следам, ни теперь, по прошествии пяти лет, не могу найти объяснения случившемуся. Это был какой-то кошмар! Самое досадное, что до перерыва мы имели возможность забить еще три-четыре мяча, причем один стопроцентный момент был и у меня. А потом – совершенно фантастическую игру выдал Леоненко, который был просто неудержим и забил два гола, а Ребров принес киевлянам победу. Может быть, традиционно высокие физические кондиции динамовцев и оказались в тот день решающим аргументом.

– Давайте пофантазируем. Как бы вы отнеслись к новой встрече «Динамо» и «Спартака» в Лиге чемпионов? Теоретически это возможно уже в этом году…

– (После паузы.) Ну и вопросик вы задали… Честно говоря, пока не представляю себя выходящим на матч против «Спартака», особенно на стадионе в Москве. Психологически это будет нелегко, хотя, конечно, как профессиональный футболист я спрячу подальше эмоции и буду играть в полную меру своих возможностей. И все же… Давайте перенесем эту встречу хотя бы на будущую весну, хорошо?

– Не возражаю. Тем более что такой вариант обещает нам присутствие и «Динамо», и «Спартака» как минимум в восьмерке сильнейших клубов Европы. Скажите, а есть ли в Киеве люди, которые могут помочь вам в психологическом плане побыстрее ощутить себя динамовцем?

– К счастью, такие люди есть, и нетрудно, наверное, догадаться, кто они – Юрий Калитвинцев и Алексей Герасименко. С Калитвинцевым мы знакомы с тех пор, когда он играл за московское «Динамо». Сейчас Юра, у которого, как вы знаете, не сложились дела в турецком «Трабзонспоре», находится в Киеве, и я успел побывать у него в гостях. С Герасименко наши пути пересекались еще в сборной России, а теперь мы видимся каждый день просто по «производственной необходимости» – на тренировках. Оба они, можно сказать, уже старожилы Киева, и для моей адаптации на новом месте это очень кстати.

– Вы бы не хотели осесть в Киеве, что называется, всерьез и надолго, как собирается сделать, например, появившийся в «Динамо» почти одновременно с вами Максим Шацких?

– Нас в этом смысле трудно сравнивать. Шацких совсем еще молод, и перед ним впервые, как я понимаю, открылась перспектива бросить якорь в такой привлекательной гавани, как киевское «Динамо». Я же – коренной москвич, и этим многое, наверное, сказано…

– Надолго ли вы стали «новым киевлянином»?

– По контракту – на два года. А дальше будет видно.

– Родные вас не отговаривали от этого шага?

– Ну что вы! Нужно быть совсем ненормальным, чтобы уговаривать футболиста пренебречь приглашением киевского «Динамо».

– Вы приехали на Украину один?

– Нет, с Наташей – мы с ней живем в гражданском браке.

– У вас уже есть квартира?

– Да, клуб снимает для нас трехкомнатную квартиру. Здесь же, на бульваре имени Тараса Шевченко. Однако большую часть времени сейчас, в разгар сезона, мне приходится проводить на тренировочной базе. Она, кстати, меня просто потрясла. Ничего подобного по оснащенности и комфорту, которым окружены игроки и тренеры, я никогда в жизни не видел. Просто какая-то сказка!