Войти

Стержень «волжской защепки»

«Самарский футбол» 06.12.2004

Среди тех, кто играл в первом составе «Крыльев Советов» в чемпионатах страны, был выдающийся самарский защитник Виктор Мурзин (1919–1990). Он с товарищами создавал и укреплял авторитет самарского футбола, команды «Крылья Советов». Нынче ему исполнилось бы 85 лет.

Виктор Михайлович Мурзин родился 29 сентября 1919 года в селе Старый Буян Красноярского района Самарской области. Футболом увлекся в Самаре, с 1932 года занимался в самарском «Локомотиве», с 1936 по 1944 год – в куйбышевском «Тракторе».

В «Крылья Советов» он пришел к началу первого для команды чемпионата страны во второй группе в 1945 году. Его дебютом был первый матч команды 3 июня 1945 года с горьковским «Торпедо» (1:1). В 1950 году Виктор Мурзин был капитаном «КС». В самый удачный для нашей команды сезон (4-е место в 1951 году) он был удостоен высокого звания мастера спорта СССР.

В течение 1945–1953 гг. провел за «КС» 178 матчей в чемпионатах страны.

Как защитник Виктор Мурзин выделялся хорошим выбором позиции, умелым отбором мяча, надежной и стабильной игрой.

Характеризуя игру нашего центрального защитника, известный самарский (тогда – куйбышевский) арбитр Александр Владимирович Тавельский так писал в 1951 году: «Центр защиты Виктор Мурзин – ветеран куйбышевского футбола. Спокойный, всегда уравновешенный в игре. Лучшие центральные нападающие страны в единоборстве с Мурзиным в большинстве случаев теряли свои качества…»

После матча с динамовцами Тбилиси на куйбышевском стадионе «Динамо» 1 июня 1950 г., выигранном «КС» со счетом 1:0, в нашем городе родилась одна футбольная байка, которую ни один игрок не опроверг ни тогда, ни позже. Суть в следующем. Мурзин имел склонность, как тогда говорили, к нарушениям спортивного режима, за что его в команде часто прорабатывали. Перед игрой с тбилисцами он вновь загулял. Перед заполнением старшим тренером Абрамовым судейского протокола он буквально ворвался в раздевалку (сразу было видно, что режим он нарушал) и бросился к наставнику: «Кузьмич, прости, поставь в последний раз! Вот увидишь, сыграю хорошо!» Выбора у Абрамова особого не было, и он согласился. Мурзин отыграл отменно, наглухо прикрыв тбилисца Пайчадзе. Он преследовал его по всему полю, не давая свободно принимать и обрабатывать мяч, выигрывал большинство единоборств. В перерыве прославленный форвард тбилисцев взмолился, обращаясь к тренеру Соколову: «Замени, не могу! Куда ни пойду, везде этот рябой, не дает играть! Несет от него винищем, совсем зажал…» (Лицо Виктора Мурзина, как известно, было в пятнах из-за перенесенной в детстве оспы). Так был выключен из игры, если верить этой байке, ведущий игрок соперника.

Футбольный талант у Виктора Мурзина был от Бога. В «КС» он провел 9 сезонов (1945–1953 гг.), играл до 34 лет. Очевидно, что если бы не склонность к нарушениям режима, играл бы и дольше.

Сегодня мы публикуем записи воспоминаний о Викторе Мурзине тех, кто близко знал и общался с нашим великолепным защитником. Эти записи сделаны в разные годы.

Заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР Виктор Иванович Карпов очень тепло отзывался о Мурзине – футболисте и человеке: – Мне посчастливилось наблюдать игру Виктора Мурзина не только в составе «Крыльев Советов» до моего прихода в команду, но и как центрального защитника команды завода имени Масленникова (тогда – «Зенит»). Это был невысокий, несколько сутулый футболист с великолепной прыгучестью. Он хорошо отбирал мячи у соперников, отличался самоотверженностью и выносливостью.

Играя вместе с Мурзиным в команде, я обратил внимание на своеобразие мышечной структуры этого игрока, пластичной и сильной. У него был как бы своеобразный физический моторчик, позволявший быстрее переключаться от возбуждения к торможению. Благодаря этому Мурзин имел своеобразный энергетический запас, отличался выносливостью.

Он, как правило, не бил штрафные, но подключался в атаки, хотя тогда это было и не модно. Он блестяще играл в зоне. Работоспособный, активный Мурзин всегда действовал уверенно, с полной самоотдачей, отличался жесткостью, но не грубостью в единоборствах. Умел плотно опекать соперников, действовал жестко, но корректно, умел постоять за себя и партнеров, если соперники начинали грубить.

Уже в 50-е годы тренеры Александр Кузьмич Абрамов и Петр Петрович Бурмистров давали Мурзину персональные задания «выключать» из игры того или иного форварда, и Виктор, как правило, с этим блестяще справлялся. Свидетельство этому – выигранные им поединки с Григорием Федотовым, Всеволодом Бобровым, Георгием Пайчадзе и другими великолепными нападающими послевоенной поры. Игрок высокого класса, пружинистый от природы, Виктор Мурзин успешно боролся и с теми игроками, которые великолепно играли головой – Чучелов, Комаров («Зенит»), Калоев (тбилисское «Динамо»), Сальников («Спартак»).

Мурзин хорошо взаимодействовал с партнерами. Когда он покидал зону центрального защитника, преследуя опекаемого форварда, я его подстраховывал в большинстве случаев.

Виктор был честным, дружелюбным, с самобытным природным умом без всякого тщеславия, отсутствие которого, пожалуй, помешало ему в нефутбольной жизни.

Любил лечиться сам. Варил разные мази, готовил примочки, компрессы, рецепты которых узнавал от родных и знакомых. Лечился травами.

Виктор был мудрым, крестьянского склада, много времени любил проводить в одиночку, в команде получил кличку «шаман».

В команде он получил квартиру на Первомайской, где жил с женой и двумя сыновьями.

На разборах игр всегда имел свое самобытное мнение, тогда каждый высказывался о своей игре и игре партнеров. У него не было чувства лидера, он старался вне футбола быть в тени.

Мурзин никогда не стремился уйти из команды, хотя и имел приглашения. Бесконечная преданность футболу – его главное качество. Таким он и запомнился.

Ветеран самарского футбола Владимир Александрович Грунюшкин, которого уже нет с нами, вспоминал: – Я был мальчишкой, когда в 1939 году в наш город приезжал московский «Локомотив», проводивший матч с моим родным «Локомотивом», капитаном которого был Борис Комендантский. Ему посоветовали привлечь на матч Виктора Мурзина, который, как назло, проводил в этот день игру на первенство города. Андрей Иванович Горецкий, по кличке «Соловей», на грузовике поехал на стадион завода имени Масленникова и привез Виктора Мурзина, который блестяще отыграл два матча подряд. С тех пор наш футболист поражал меня своей неиссякаемой энергией, отменной физической подготовкой.

Я играл за «Локомотив» в детских и юношеских командах центральным защитником, поэтому внимательно следил за игрой Мурзина, особенно когда тот стал выступать за «Крылья Советов».

Позже мы познакомились и подружились. Это был простой, добрый человек. В команде поддерживал ровные отношения, дружил больше со Скороховым.

В борьбе с нападающими Виктор Мурзин умел быстро оценить обстановку и принять верное решение, отличался смелостью, волевыми качествами, исключительным патриотизмом. Знаменитый клич Мурзина перед игрой «За гидроузел!» мобилизовывал футболистов, напоминал им лишний раз о родном городе, в окрестностях которого строится мощная гидроэлектростанция, и в котором за игрой команды наблюдают тысячи преданных глаз.

Простой добрый человек Мурзин панически боялся летать на самолетах, что было предметом шуток в команде.

Известный футболист и тренер ленинградец Герман Зонин так шутливо объяснял удачную игру Мурзина: «Мурзин считал, что главное для здоровья – это щи. Поэтому за час до игры съедал полную тарелку щей с горбушкой хлеба и играл беззаветно, с полной самоотдачей, не оставляя шансов сопернику».

В команде Мурзина любили, зачастую называя уважительно «Михалыч». Он со всеми имел хорошие ровные отношения.

Насколько он был хитер и напорист на футбольном поле, разгадывая сложные многоходовые комбинации соперников, настолько оказался простоват и неприспособлен в послефутбольной жизни.

В 50-е годы футболистов в централизованном порядке обязали учиться. Вся команда, кроме Ворошилова, поступила на физкультурное отделение педучилища и все, кроме Мурзина, его окончили. Ворошилов тогда сказал: «Пусть учится тот, кто не умеет играть».

Отсутствие образования помешало тренерской карьере Виктора Мурзина. Он не смог передать мальчишкам завода КАТЭК свой богатый опыт игрока. Запомнился его призыв к 12-летним пацанам: «Дави! Не техничай!».

Мурзин очень переживал, что его тренерская карьера не получается. Отсюда и срывы. Всегда были горе-товарищи, готовые в кружке пива утопить горе.

Но запомнился Виктор Михайлович Мурзин как хороший человек, исключительно преданный футболу, творивший на поле чудеса, своей игрой доставлявший радость людям.

Виктор Мурзин включен в число 33-х лучших футболистов «Крыльев Советов» за всю их историю (под номером один как задний центральный защитник).

Полузащитник «Крыльев Советов», мастер спорта Николай Иванович Поздняков вспоминает: – Виктор Мурзин играл исключительно хорошо на посту центрального защитника, грамотно выбирал позицию, был хорош в отборе мяча, отлично взаимодействовал с партнерами. Тогда играли в три защитника и два полузащитника. Он был стержнем «волжской защепки» – так окрестили абрамовскую тактику игры «Крыльев Советов», основанную на отменной физической подготовке, взаимостраховке, четком взаимодействии игроков.

Роль Мурзина в защите своих ворот была исключительной. Мобильный, выносливый, трудолюбивый, он умело вел единоборства с лучшими нападающими страны. Выделялся высокими бойцовскими качествами, никогда не терялся в трудных ситуациях.

Пользовался большим авторитетом за преданность футболу, самоотверженность. Часто личным примером вдохновлял партнеров. Лучшей его игрой считаю матч с тбилисским «Динамо» в Куйбышеве в 1950 году, где он наглухо прикрыл Бориса Пайчадзе, очень хитрого и техничного форварда.

Конфликты у него были с тренерами в конце футбольной карьеры из-за несоблюдения спортивного режима.

Заслуженный работник физической культуры и спорта, почетный судья по спорту Владимир Сергеевич Татаржицкий вспоминает: – Виктор Мурзин был одним из лучших защитников класса «А» (нынешний высший дивизион), своеобразный игрок, без образования, самородок.

От многих выдающихся футболистов слышал высказывания, что это цепкий в отборе мяча игрок, выносливый, смелый, обладал прекрасными физическими данными, высокой скоростью.

Григорий Федотов, Всеволод Бобров, тогда говорили, что Мурзин – непроходимый защитник, против него невозможно играть, не знаешь, с какой стороны его обыгрывать. Это, безусловно, высокая оценка одного из лидеров «Крыльев Советов» 40-50-х годов.

Хорошо координированный, прыгучий Виктор Мурзин был одинаково силен в позиционной игре и в опеке самых опасных форвардов соперников, отлично играл головой. Он редко проигрывал единоборства, играл жестко, но в рамках правил, умело оттеснял соперника корпусом. Он всегда был заметен на поле.