Войти

О Бом Сок: «В детстве я хотел стать священником!»

«Волжская коммуна» 11.06.2008

Южнокорейский легионер «Крыльев» рассказал «ВК» о том, как благодаря футболу выучил языки и разбогател

Почти весь июнь О Бом Сок проведет в сборной своей страны, играющей отборочные матчи первенства мира. Перед отъездом из Самары он дал свое самое откровенное российское интервью из когда-либо опубликованных в российской прессе.

«Чемпионат мира открыл Корею для большого праздника»

– Как проходит детство обычного корейского ребенка?

– Основное занятие, конечно, учеба, и я, как и все обычные ребята, учился в школе, но много играл в футбол. Чем все это закончилось – теперь видно.

– Твой отец выступал за сборную Южной Кореи. Насколько это предопределило твою судьбу и повлияло на выбор?

– На сто процентов! Когда отец закончил играть, он работал главным тренером одной не очень известной команды, и меня часто с собой брал на сборы. Я с самого детства постоянно был на футболе. Поэтому вряд ли у меня могла быть другая судьба.

– Неужели никогда не возникало желание попробовать себя в другой профессии?

– В детстве был момент, когда я хотел стать священником. Я и сейчас религиозен, но тогда всерьез думал, что свяжу жизнь с церковью. Возможно, сказалось влияние родителей, но я склонен думать, что они, хоть и могут показать дорогу, но каким человеком ты станешь, зависит только о тебя. Поэтому свой путь я выбрал сам. Но они явно не были против.

– А 2002 год, когда Южная Корея принимала чемпионат мира, еще раз убедил тебя в правильности принятого решения…

– Конечно! Для Кореи чемпионат мира по футболу был событием огромной значимости. Страну, по сути, открыли для великого праздника. Наша сборная достигла значительных успехов, и после этого корейский народ стал смотреть футбол с еще большим интересом. Я сразу почувствовал, насколько выросла значимость моей профессии.

«Корейский язык похож на футбол»

– Насколько я знаю, большинство корейцев неохотно учит иностранные языки. А ты неплохо говоришь по-английски, немного по-португальски. Откуда это у тебя?

– Во-первых, с некоторых пор английский язык стал у нас обязательным к изучению в школьной программе, да и вообще, сейчас государство уделяет этому достаточно большое внимание. Я сам начал изучать английский в 15 лет. У меня была цель – я всегда хотел учиться футболу за рубежом, и иностранные языки были просто необходимы. Потом благодаря футболу я освоил португальский и японский языки.

– А как выглядит корейская компьютерная клавиатура?

– Одна кнопка – одна буква. Но как ей пользоваться, объяснить сложно, лучше посмотреть. Знаешь, это только кажется, что язык витиеватый. На самом деле – ничего особенного, нужно просто спокойно и серьезно относиться к процессу изучения. Как и в футболе – нет такого технического приема, который нельзя было бы освоить. Главное – правильно к этому подойти.

– А что еще ты приобрел благодаря футболу?

– Не хочу лукавить и скажу прямо – благодаря футболу получил богатство и престиж!

– С кем ты советовался, когда принимал решение о переезде в Россию?

– Игрок «Зенита» Ким Дон Джин дал очень много полезной информации. Начиная с того, как вести себя на поле, и заканчивая тем, как жить в этой стране.

– Что тебе рассказывали о России до того, как ты сюда приехал?

– Многие говорили, что для иностранцев пребывание в России может быть опасным. Но пока у меня все хорошо. Проблем только две – языковой барьер и отсутствие родной кухни. Я бы с удовольствием говорил по-русски, но ваш язык сложнее, чем даже японский.

– Тебе не удалось найти в Самаре место, где правильно готовят рис и корейскую капусту кимчи?

– Пока нет. Ты случайно не подскажешь адрес?

– К нашей еде привыкнуть удалось?

– Да. Но хочется чего-то родного. В основном мы кушаем на базе, были в нескольких суши-барах. Ко мне скоро должна приехать мама, вот тогда я смогу порадовать себя родной кухней. Больше всего я люблю мясо, приготовленное на огне, что-то вроде русского шашлыка, и с остро-сладким соусом.

«Игроков запоминал по номерам»

– Когда ты только приехал, сложно было запомнить, как зовут одноклубников?

– Да, это была огромная проблема! Одноклубников я запоминал по номерам. Потом внешность, а потом уже имя. А еще в команде часто обращаются друг к другу по прозвищам, так что у некоторых я помню полное имя, а у кого-то – только прозвища.

– Надеюсь, ты не обидишься, если я скажу, что для европейцев азиаты зачастую кажутся очень похожими друг для друга…

– Конечно, не обижусь, потому что я и сам могу сказать то же самое про европейцев.

– Что вызвало наибольшее удивление в России?

– Я испытал шок от Питера. Я видел совсем немного, но уже могу сказать, что город просто замечательный. Мой переводчик Ким в прошлом году работал с корейскими футболистами в «Зените», но почему-то ничего мне не рассказывал об этом городе. А вот Москва мне не очень по душе – бешеный ритм жизни.

«Мне жаль, что не попал в Северную Корею»

– Помнишь свой первый вызов в сборную?

– Когда позвонил главный тренер сборной Кореи, я понял, что моя мечта сбылась. Я был неописуемо счастлив. Мне было двадцать лет, и мы играли против Колумбии в Лос-Анджелесе. Даже помню дату – 26.01.2005 года.

– А какое самое яркое впечатление связано со сборной?

– Самое яркое воспоминание для меня связано с матчем против сборной Бахрейна на кубке Азии-2007, где я забил решающий гол. А еще один из наиболее счастливых моментов, когда сборная Кореи обыграла сборную Японии – я был очень рад.

– В этом году в одну отборочную группу чемпионата мира попали сборные Северной и Южной Кореи…

– Да, поездка в КНДР могла бы стать огромным событием. Среди южных корейцев многие хотят, как говорится, хотя бы одним глазком взглянуть на Северную Корею, но это никому не удается. Вот и мне не довелось – матч был перенесен на нейтральное поле – из северокорейского Пхеньяна в Шанхай.

– Почему?

– Северные корейцы категорически возражали против того, чтобы перед игрой был исполнен гимн нашей страны и чтобы мы играли в футболках с гербом Южной Кореи. Кроме того, они выдвинули жесткие ограничения на количество наших болельщиков и журналистов. Южная Корея пожаловалась в ФИФА, и матч перенесли.

– Ты огорчился?

– Да. Но встреча на нейтральном поле тоже имеет ряд преимуществ. Еще неизвестно, как бы нас там встретили. А в Шанхай приехали многие наши болельщики.

– А были в Шанхае традиционные рукопожатия, обмен футболками?

– Конечно, пожали друг другу руки, а вот футболками ни с кем не менялись. И никаких повышенных премиальных, как могут предполагать, у нас не было. Просто стандартные выплаты – определенная сумма, которая никак не зависит от противника. У нас по-другому не бывает. Всегда все одинаково. Наверняка и перед ответной игрой с КНДР, которая состоится 15 июня в Сеуле, нам назовут ту же сумму.

«В Сеуле и Самаре болеют одинаково»

– У болельщиков разных стран есть собственные традиции, а как ведут себя корейские фанаты?

– В 2002 году, когда шел чемпионат мира, люди просто выходили на улицы и болели – пели песни, кричали. В новостях говорили, что количество преступлений за время проведения матчей было почти нулевым, а в дни встреч сборной Кореи и вовсе не было. Хотя у нас и так невысокая преступность, но тут вообще все было мирно. Народ объединяла общая идея. А на стадионах ведут себя примерно так же – атрибутика, песни, флаги. Например, основными цветами моего предыдущего клуба «Пхохан» были красный и черный, и у бразильского «Фламенго» тоже. И стадион на время игры всегда окрашивался в эти цвета. Только опять же из-за особенностей корейского менталитета поведение толпы намного скромнее, и на стадионе никогда не дерутся. Впрочем, самарские болельщики тоже ведут себя прекрасно, отлично нас поддерживают и дома, и на выездных матчах. Мне это очень приятно.