Войти

Евгений Савин: «Лучше играть в футбол, чем воровать магнитолы»

«Волжская коммуна» 31.05.2008

Первое, что испытываешь, общаясь с форвардом «Крыльев», – удивление. Его легкий и правильный русский язык – редкость не только в футболе, но и в неспортивной среде. Вполне возможно, что когда-нибудь Евгений запросто сможет стать замечательным телекомментатором. Но пока интервью берут у него.

В Перми – тюрьма, в Самаре – сказка

– Женя, умение красиво излагать свои мысли публике не главный талант для профессионального спортсмена. Откуда у тебя этот дар красноречия?

– Я практически не учился в спортивном интернате. Один мой друг говорил, что в школе я от дождя прятался, а не на уроки ходил. И тем, что прочитал несколько библиотек, тоже похвастаться не могу. В детстве все одинаковыми были – прогулы, и ошибки в диктантах. Но зато я всегда с удовольствием общался с разными людьми. В этом я в маму – она тоже человек общительный и открытый.

– На спортивной базе такому человеку, как ты, наверное, скучновато?

– Нет. Дело в том, что база у «Крыльев» классная, у меня такой в жизни еще не было. Например, в Перми мы жили просто на стадионе. Подтрибунные помещения оборудованы под гостиницу. И вот представь: ты в день игры просыпаешься, до матча еще двенадцать часов, а ты вынужден сидеть и смотреть на это искусственное поле. Конечно, приятного мало. А уж тем более когда неделями сидели на базе, как это иногда бывало при Оборине. А здесь – все здорово.

– Ты достаточно известный человек. Но, думаю, большинство любителей футбола, во всяком случае самарских, обратили на тебя внимание в тот момент, когда ты начал забивать за «Амкар». А что было до этого?

– Я родился в Тобольске. Там до сих пор живут мои родители. Они поначалу к моему увлечению не слишком серьезно относились. Зато сейчас в день матча ходят в церковь, следят за новостями в Интернете. Тогда никто и подумать не мог, что футбол станет настолько популярным видом спорта.

– Сколько тебе было лет, когда в спорт пришел?

– Достаточно много. Девять лет. А в 11 я уже попал в интернат «Ротора». У нас в Тобольске был в то время судья высшей лиги Сергей Михайлович Гусев. И он сумел организовать поездку перспективных ребят из нашего города в этот интернат. Мы, кстати, по сей день дружим, часто встречаемся в отпуске, и обычно это плохо для всех заканчивается.

– Каково было оказаться в таком возрасте вдали от родителей?

– Это был один из переломных моментов в жизни. Детям и так всегда интересно уехать от родителей, попробовать жить взрослой жизнью, а тут еще и все ради футбола – разве можно жалеть?

– А что стало самой большой радостью в тот период жизни?

– Наверное, первый турнир по мини-футболу, куда я попал почти сразу. Мы в финале играли против волгоградской «Олимпии» – матч, который был для нас важен на протяжении всей интернатовской жизни. Мы тогда выиграли, я забил несколько мячей. Стал лучшим бомбардиром. Первый турнир, и так все здорово сложилось!

– В «Олимпии» тогда как раз работал Слуцкий…

– Да, мы практически на одном поле тренировались. Но вот играть друг против друга не довелось – в его команде играли ребята на два года старше нас. Настоящим праздником становились походы на матчи «Ротора» – высшая лига, ажиотаж, «Ротор» боролся за медали. Было очень интересно.

– И ты наверняка мечтал когда-нибудь выступать за «Ротор»…

– Мы смотрели тренировки «Ротора», с раскрытыми ртами провожали игроков, когда те уезжали с базы на машинах, просили у них бутсы… Причем неважно было, какого они размера. А еще всегда восхищался игрой Антона Бобра – именно благодаря его примеру я понял, что надо выбрать не бокс или воровство магнитол из «девяток», а футбол. (Евгений, сдерживая смех, нарочно говорит это громче, чтобы услышал проходящий мимо полузащитник «Крылышек».) А если серьезно – я просто мечтал выступать в премьер-лиге. Хоть и всегда понимал, что это нелегко.

Через тернии в звезды

– Твой путь в премьер-лигу действительно был непростым.

– Это точно. Обстоятельства сложились так, что в интернате я не остался. Нас было много, и попасть в команду удалось далеко не всем. Есть достаточно примеров игроков, которые сейчас неплохо выступают в премьер-лиге, хотя в интернате они не выделялись. Это я или Саша Орехов, выступающий сейчас за «Рубин». В 17 лет я понял: если не нужен – ухожу. Ждать, просить не стану, пойду туда, где нужен, даже если это будет ниже уровнем или в три раза тяжелее. Не стоит сидеть на насиженном месте. Я уходил почти уже в никуда и на один год попал во вторую лигу в Рязань.

– Дальше был дубль «Локомотива».

– Да. И схожая ситуация – вроде бы дубль серьезной команды, форму которой ты с гордостью носишь, но тебя никто не знает. Остается сидеть и ждать своего шанса, который, возможно, никогда и не выпадет. Потому я снова принял решение уйти – в Томск. Это была моя первая серьезная команда. Первая лига, задачи, амбиции, болельщики, ответственность. На стадионе – постоянный аншлаг, я забил шесть голов, мы вышли в премьер-лигу. Но… Вскоре поменялось руководство, в частности, тренера Дмитрия Галямина сменил Гостенин, который оказался там по протекции Петракова. И я опять встал перед выбором: остаться с тренером, который видит в составе других футболистов, либо отправляться в очередное приключение. Знаешь, у кого-то бывает, что попал сначала в дубль, потом в основу и играет в одной команде всю жизнь. В него верят, у него все получается. А кто-то ездит, пашет, старается, ищет свой шанс – вот это мой путь. Искать свой следующий шанс я направился в Махачкалу. Мама была в шоке, говорила, что готова мне доплачивать, лишь бы туда не ехал.

– А свою первую зарплату ты как потратил?

– Знаешь, она была настолько жалкой, что я смог бы позвонить с телеграфа и сходить в кафе скромно. А потом, конечно, стал помогать родителям, сестре. Ей купил квартиру в Подмосковье, хотя у меня собственного жилья тогда еще не было.

– Что было в Махачкале?

– Отправиться туда мне предложил Галямин, когда он возглавил «Анжи». Мне все равно было, куда ехать, лишь бы тренер в меня верил. А город оказался вполне нормальный. Хотя мы застали серию терактов, когда за месяц было девять взрывов… Хотят взорвать одного человека – взрывают весь подъезд. Но мы жили далеко от этого за городом. А команда была хорошая, мы шли на втором месте после первого круга… И тут опять невероятным образом начинается бардак – полгода не платят зарплату, прекращается финансирование… Короче, я не стал дожидаться окончания контракта и перешел в «Химки».

– Где в то время тренером был Яковенко. Тяжело, наверное, пришлось?

– А мне нравилось у Яковенко, интересные тренировки, хотя и нагрузки были достаточно сильные. Но я играл, забивал, и было все нормально. И вдруг за несколько туров до конца говорят, что Червиченко и Яковенко убирают, приходит новое руководство, создают новую команду. Пришлось опять искать новый вариант, и появился «Амкар». Он дал мне очень многое – и молодежную сборную, и первые голы в премьер-лиге, и первый вызов в национальную сборную.

Лена, Боб и все-все-все

– Скажи, а кроме футбола тебя что еще в жизни интересует?

– Я достаточно разносторонний человек, и мне доставляют радость обычные житейские ситуации. Могу поужинать с друзьями, сходить в кино, а наутро покататься на картинге. А иногда получаю удовольствие, когда представляется возможность просто поспать. Футбол занимает очень много времени. Это же не просто тренировки длиной по полтора часа. Днем готовишься к вечерней – правильно ешь, правильно спишь. А все увлечения остаются на выходные или отпуск. Поэтому за отпуск я всегда хочу успеть как можно больше.

– Получается?

– Хочется побывать везде и посмотреть все. Последний отпуск мы провели на Кубе. Удалось и на пляже полежать, и на экскурсии поездить. После этого неделю пробыли в Риме – это просто фантастика!..

– А в России любимый город есть?

– Это Питер. Там у меня любимая девушка Лена и любимая собака той-терьер по кличке Боб. Я раньше даже не думал, что могу так полюбить собаку. Он размером чуть больше ладони, но при этом настоящий член семьи, о котором мы заботимся чуть ли не больше, чем о себе. У него хорошая родословная, и думаю, что скоро не будет отбоя от претенденток на его сердце и хорошее потомство.

– Расскажи поподробнее о своих родителях.

– Мои родители – золотые люди, я очень их люблю. Без преувеличения могу сказать, что у меня – идеальная семья. Мама Светлана Федоровна. И МАМА – это главная ее профессия. Она уже на пенсии, и у нее много свободного времени. Проводив папу утром на работу, она начинает обзвон: сначала мне, потом сестре, которая живет в Подмосковье. Папа Леонид Иванович – очень скромный и честный человек. Самое главное увлечение моих родителей сейчас – футбол.