Гарри Алешин. Старость его дома не застанет

//notitle// 2008

Порой, журналисты, чтобы сделать приятное собеседнику, начинают интервью со своим героем таким вступлением: «Глядя на него, даже не верится, что ему уже столько-то лет, настолько он бодр, энергичен и т.д.». Нисколько не боясь быть обвиненным в банальности, отмечу, что по отношению к герою сегодняшнего интервью эти слова подходят очень точно. А ведь в мае прошлого года он разменял уже восьмой десяток лет. Гарри Михайлович Алешин, а все что выше сказано – это о нем, по-прежнему настолько активен, что даст фору многим более молодым коллегам, которых принято называть ветеранами футбола. По-прежнему практически ни одно футбольное соревнование в Павлодаре не обходится без его деятельного участия – то он главный судья, то главный секретарь турнира, то активный зритель. Будь то юношеский, ветеранский турнир или игры чемпионата области. Всегда подтянутый, аккуратный, он вечно в движении.

- Гарри Михайлович, в прошлом году Вам исполнилось семьдесят. Весьма солидная дата, а также повод, чтобы оглянувшись назад, вспомнить прошедшие годы, былые события и людей, рядом с которыми шел по жизни. Поэтому начнем с самого начала. Как и где вы познакомились с футболом?

- Да как и все мальчишки послевоенного поколения – на улице. Мы жили на Украине, в городе Мелитополе (Запорожская область). Там то я и «заразился» футболом. Детство было послевоенное, небогатое. Гоняли, в основном, тряпичные мячи, когда были деньги – покупали резиновые медицинские перчатки, как могли обшивали их тряпками и как все – улица на улицу, край на край, как говорится. Потом, когда уже поступил в ремесленное училище, где была команда, стал заниматься под руководством тренера, был у нас такой Андрей Андреевич Филатов. Уже оттуда меня пригласили в команду «Авангард», которая принадлежала заводу имени Микояна. Там для меня и начался организованный футбол. Играли в кубке и чемпионате Крыма, в республиканских турнирах – Севастополь, Симферополь, Феодосия, Керчь, Запорожье, Днепропетровск – вот команды этих городов и играли. В 1957 году меня призвали в армию. Служил я в Белоруссии, в городе Борисове, там стал играть в первенстве Вооруженных Сил. В чемпионате Белоруссии наша команда представляла Борисов. Там, кстати, сейчас очень хорошая команда БАТЭ, чемпион страны. Как-то играли в Гомеле, где меня приметил парторг завода «Почтовый ящик №16» из города Белая Калитва, что в Ростовской области и предложил играть в их команде. В 1961 году играл за эту команду, которая выступала в турнире коллективов физкультуры Юга России. В тот год мы стали обладателями кубка Юга России. Тогда же мои приятели, уже игравшие за команду мастеров города Кургана, передали приглашение руководства перейти в их команду, которая выступала в одной из зон класса «Б». Но через пару лет курганский «Строитель» сменила команда «Труд», а меня пригласил в Павлодар наставник «Машиностроителя» Виктор Сидорович Порохня, которому я очень признателен за это приглашение. С той поры я - павлодарец.

- Как известно, «Машиностроитель» стал прообразом нынешнего «Иртыша». Как человек, стоявший «у истоков» «Иртыша», скажите несколько слов о процессе становления павлодарской команды мастеров.  

- Виктор Сидорович в свое время был однокурсником и большим другом юности первого советского космонавта Юрия Алексеевича Гагарина, волею судьбы оказавшийся в Павлодаре, он сделал очень много для появления здесь коллектива мастеров. В то время профессиональных команд в Казахстане было немного – алма-атинский «Кайрат» играл в высшей группе чемпионата СССР (потом она стала называться высшей лигой), в первой группе класса «А» выступал карагандинский «Шахтёр», а в классе «Б» играли клубы Джамбула, Чимкента, Усть-Каменогорска и Семипалатинска. Остальные довольствовались участием в чемпионате Казахской СССР среди коллективов физкультуры. В то время, несмотря на то, что мы жили не очень богато, спорту уделялось немало внимания, у каждого более-менее крупного предприятия была своя команда. Из массы павлодарских коллективов выделялись «Строитель» и «Машиностроитель», между которыми была жёсткая конкуренция. Телевидения у нас тогда ещё не было и люди с интересом посещали наши матчи. Тогда, имея солидных шефов, даже коллективы физкультуры умудрялись проводить предсезонные сборы на юге. Виктор Сидорович ходил по инстанциям, доказывал полезность команды мастеров в городе. В качестве одного из аргументов он доставал подаренную Юрием Гагариным, популярность которого была тогда огромной, книгу первого космонавта с дарственной надписью «Желаю «Машиностроителю» войти в класс «Б». Павлодар быстро рос, развивался и, конечно, рано или поздно городу предоставили бы место в классе «Б», но беспокойный характер Порохни ускорил этот процесс. Только вот к моменту включения команды в класс «Б» Виктора Сидоровича в ней уже не было. Кстати, он потом стал видным футбольным функционером и работая в Федерации футбола СССР был ответственным за массовый футбол.

- Вы три сезона провели в «Иртыше», после чего завершили карьеру. Травмы замучили?

- Нет, просто принявшие осенью 1967 года команду тренеры Веретнов и Гроховский, решили омолодить команду и нам – Эдуарду Боярскому, Василию Солопову и мне устроили торжественные проводы. Кроме того, потом освободили еще нескольких возрастных футболистов. После этого я два года работал с группами подготовки «Иртыша».

- У Вас были воспитанники, ставшие потом известными людьми в футболе?

- В группе 1953 года рождения играл Николай Гуш, долго потом выступавший за «Трактор», в группе 1955 года тренировался его младший брат Петр, несколько лет игравший потом за «Экибастузец». Сейчас они живут в Германии.

- На какое-то время Вы возвращались в команду….

- Перед началом сезона 1970 года Виктор Григорьевич Веретнов предложил мне поработать администратором. Два года я отдал этой хлопотной, но очень нужной работе. После этого председатель облспорткомитета Анатолий Иванович Саворовский, пригласил к себе на должность инструктора. И вот я, с 1972-го по 1997-й, двадцать пять лет отработал там.

- Параллельно при этом занимаясь судейством?

- Да, судить я стал почти сразу после того, как приступил к тренерской работе. «Подтолкнул» меня к этому Анатолий Григорьевич Шахлин, за что я ему благодарен. Начал с детских соревнований, потом меня отправили на судейские сборы в Чимкент. Я к тому времени еще играл за коллектив физкультуры «Энергетик», поддерживал форму и на сборах физически вполне прилично выглядел. На сборах более возрастные судьи меня, порой, одергивали: «Не носись, а то нормативы всем поднимут». Мне стали доверять матчи первенства Казахской ССР, потом стал обслуживать матчи второй лиги, работал в первой лиге. Но в первой лиге работал только на линии. Присвоили республиканскую категорию. Объездил почти весь Советский Союз, от Благовещенска на востоке до Симферополя на западе и Фрунзе на юге.

- Какие матчи, в качестве игрока и в качестве судьи, для вас самые памятные?

- Да много их, памятных, обо всех и не расскажешь. Ну вот к примеру игра в Павлодаре в 1965 году с усть-каменогорским «Востоком», очень сложный был матч. Где-то ближе к концу матча назначили штрафной в сторону «Востока». У «Востока» был вратарь такой – Юрий Беласиков, так вот он, видимо, ожидал сильного удара, а я закрутил мимо стенки в ближний угол и мы выиграли со счетом 1:0. Борис Львович Каретников, первый наставник «Иртыша», даже расцеловал меня после матча. Или взять игру с ветеранами Москвы в 1966-м. Такие асы приехали – Хомич, Крижевский, Нетто, Сальников, Исаев, Ильин – это же имена! Мы с ними вничью, 2:2 сыграли, хотя вели 2:0. Один из голов в ворота Хомича я забил – это же память на всю жизнь. Да много было игр хороших. 

- А еще на Вашем счету первый «хет-трик» в истории павлодарской команды…

- Это уже в последний мой год выступлений в «Иртыше», я действительно забил три мяча омскому «Нефтянику». Была тогда такая команда в классе «Б».

- А из судейской практики что наиболее запомнилось ?

- Ну, наверное, случай, что был связан со скандалом. У меня в Семипалатинске кокчетавская команда с поля ушла. Я засчитал гол, а они стали доказывать, что мяч не пересек линию ворот. Говорят: «Мы с поля уйдем!». Я отвечаю: «Уходите». Мне потом пеняли: «Почему ты не удержал команду». А чего я их буду уговаривать, если я чувствовал, что прав. Потом были в федерации разборки, у кокчетавцев сняли с должности начальника команды, меня же наказали формально, отстранив на две игры. Через пару туров звонит тогдашний председатель судейского комитета Владимир Давыдович Толчинский: «Продолжаем работать, отправляйся на очередную игру»!

- Сейчас уже Ваш сын Игорь судит. Это Вы «подтолкнули» его к этому роду занятий?

- Нет, это Юрий Петрович Ярышев привлек его к судейству. Начинал с юношеских соревнований, городских, областных, а сейчас уже третий год, как премьер-лигу в качестве главного обслуживает. Отзывы хорошие, тьфу, тьфу, чтоб не сглазить. Кстати, сейчас ребята в судейство идут более охотно, чем раньше. Немало бывших футболистов сейчас занялись судейством, ведь после вступления Казахстана в УЕФА хорошие перспективы перед ними открываются. Это раньше, я помню, приходилось уговаривать заняться судейством. Я только рот открывал, а мне уже говорили: «Да больно мне это надо, за пятерку упираться»! А сейчас и деньги другие, все ведь знают, что труд судей сейчас хорошо оплачивается. Но и ответственность немаленькая.

- Кто еще, кроме сына, является членом Вашей семьи?

- У меня еще есть дочь Марина, у которой сын Саша, ему уже семнадцать. У Игоря дочка, Дашенька, ей семь лет. Жена моя, к сожалению, двенадцать лет назад умерла, так что я живу с дочерью и внуком.

- Вы занимаете довольно активную жизненную позицию, практически ни одно мало-мальски значимое футбольное событие в Павлодаре не обходится без Вашего участия. Не устали от футбола?

- Как можно! Я ведь до прошлого года еще инспектировал матчи первой лиги, ездил по всему Казахстану. Мог бы и еще продолжать, однако ввели возрастные ограничения для инспекторов. Но отойти от футбола не могу, продолжаю следить за нашим чемпионатом, поддерживаю связь с игроками и судьями.

- Крепкого Вам здоровья и еще немало потрудиться на благо нашего футбола.