Войти

Леонид Мусин: «В раздевалке обсуждаем то, что услышали во время матча с трибун»

www.72.ru 18.09.2003

По регламенту команды второго дивизиона не могут включать в состав иностранцев. Леонид Мусин был заигран за сборную Украины в 2002 и 2005 годах, поэтому признан легионером. Игрок имеет право раз в жизни сменить футбольное гражданство. Для этого Мусин и его представители подали заявку в ФИФА в 2013 году.

– Леонид, первым задам вопрос, который волнует многих болельщиков. Как обстоят дела с вашим футбольным гражданством?

– Все, что зависело от меня, уже сделано. Подготовлены все необходимые бумаги, юрист получил из Футбольной федерации Украины документ, который включает в себя список матчей, которые я провел за сборную этой страны. Все это мы отправили в Лозанну (в спортивный арбитражный суд – прим. авт.), теперь остается ждать оттуда ответа.

– Есть какие-то предположения по поводу того, сколько времени уйдет на решение вопроса?

– Некоторые ребята, которые играли со мной вместе в украинской сборной, уже проходили такие процедуры. У первого на смену гражданства ушло около года, второй решил проблему за четыре месяца. Надеюсь, что получится сделать быстро – за три-четыре месяца. Три месяца уже прошло, хотелось бы успеть до октября. Но то, сколько еще придется ждать, зависит уже не от нас, а от европейцев.

– Расскажите о начале своей карьеры.

– Я начал заниматься спортом в 10 лет в Москве. В школу тогда пришли тренеры из столичной футбольной школы «Красногвардеец». Пригласили на тренировку, куда меня потом привела мама. Вот так я оказался в футболе.

– И сразу встали в ворота?

– Нет. Изначально такого желания не было, да и не разделяли нас четко по амплуа, все занимались в общей массе. Просто у нас не было вратарей, а я всегда отличался высоким ростом, и тренер предложил мне попробовать себя в качестве голкипера. Получалось неплохо, так и сложилось в итоге.

– А в сборной Украины как оказались?

– Когда мне было 16 лет, я играл за киевское «Динамо». В 17 мне сделали украинский паспорт и вызвали в юношескую сборную, а затем в молодежную. Всего я провел за эти команды порядка 20 матчей, точно даже не подсчитаю.

– К слову о росте. Очевидно, что вратарю высокий рост помогает. А вот от игроков других амплуа ждут большей мобильности. Им, по-вашему, этот фактор не мешает?

– Не думаю, что это как-то влияет. Тут уже другой вопрос – в предпочтениях тренера. Некоторые любят ставить рослых защитников, другие же предпочитают, чтобы в их команде были высокие форварды или полузащитники. Самим же футболистам их рост никак не мешает. В определенные моменты легче маленьким, в другие – высоким, это уж как придется.

– Вы не думали заняться другим видом спорта, баскетболом, например?

– У меня очень спортивная семья – пятеро детей и все чем-то занимаются. Моя сестра, например, профессиональная баскетболистка, выступала за сборную России на чемпионате Европы (Валерия Мусина вошла в состав сборной России и защищала ее цвета на ЧЕ по баскетболу среди женщин, который проходил в середине июня 2013 года – прим. авт.). Я тоже играл в баскетбол, пробовал себя в хоккее, но душа лежит к футболу, поэтому даже не думал о том, чтобы заняться чем-то другим.

– Как получилось, что вы подписали контракт с «Тюменью»?

– Сюда я пришел из оренбургского «Газовика», за который отыграл сезон в Футбольной национальной лиге. Потом команда вылетела во второй дивизион. Мы не смогли прийти к соглашению с руководством «Газовика», поэтому я там не остался. Меня приглашали в один из клубов ФНЛ, но там получилось так, что обещали одно, а когда я приехал, увидел совершенно другое. А потом мне позвонил Евгений Дурнев (главный тренер ФК «Тюмень» в сезоне 2012/13 – прим. авт.) и предложил выступать за «Тюмень». Я согласился. Хотелось играть, поэтому ждать других вариантов не стал.

– Почему решили остаться после ухода Дурнева, когда многие одноклубники покинули стан нашей команды?

– После прошлого сезона мне также предлагали место в клубе ФНЛ, но Константин Галкин (начал тренировать ФК «Тюмень» летом 2013 года – прим. авт.) попросил меня остаться. Мы с ним были знакомы по «Газовику» и свою роль сыграло личное знакомство. Поэтому я отверг предложение от команды, в которой мог получать в два раза больше, и остался.

– Не сожалеете? Ведь в первом дивизионе вы бы могли сейчас выходить на поле.

– Конечно, я мог бы выступать на правах легионера и параллельно решать вопрос с футбольным гражданством. Но что сделано, то сделано. Не думаю, что стоит об этом жалеть.

– Свой первый сезон в «Тюмени» вы начали довольно успешно – на протяжении восьми туров наша команда оставалась единственной в России, не позволившей соперникам забить. Это была самая длинная «сухая» серия? Считаете количество матчей в карьере, проведенных на ноль?

– Сколько у меня было игр без пропущенных голов, я сказать не смогу. Я на этом не заостряю внимания. А довольно продолжительной сухая серия была в Оренбурге. Тогда я в третьем круге из 10 матчей не пропустил в семи или восьми. Я был в хорошей форме, поэтому так и получилось. Тренеры прикладывают немало усилий, чтобы наши кондиции были оптимальными. Благодаря этому и удается достигать таких результатов.

– Сейчас у вас нет игровой практики. Как удается компенсировать ее отсутствие?

– Я тренируюсь вместе со всей командой, выполняю все упражнения в полном объеме. Конечно, непосредственно перед играми тренер уделяет больше внимания занятиям с Федей Бурдыкиным и Славой Грабом (вратари ФК «Тюмень» – прим. авт.), что вполне естественно. Чтобы компенсировать отсутствие игрового времени, я дополнительно хожу в тренажерный зал. Это помогает не набрать лишний вес.

– На гостевые матчи вместе с командой не ездите?

– Нет. Я обычно смотрю результат игры или трансляцию в Интернете. Могу, конечно, позвонить после матча кому-нибудь из ребят, но уже на следующий день мы с ними видимся на тренировке и можем обсудить все в раздевалке.

– Вам приходилось играть и жить в разных городах России и Украины. Как оцените Тюмень? Предлагаю рассмотреть по трем параметрам – город, стадион, болельщики.

– Тюмень я бы включил в десятку лучших городов России. Самым любимым из них для меня, конечно, останется родная Москва, но ваш город мне тоже нравится. Он развивается, растет, строятся дома, торговые центры, пробки появляются. Местный стадион не зря входит в число лучших в стране. Когда я приехал, то был приятно удивлен тем, что увидел. Не ожидал, что у клуба из второго дивизиона может быть такая домашняя арена. Здесь все сделано для того, чтобы и футболистам, и, думаю, болельщикам было комфортно. Немного огорчает качество газона – падая или отбирая мяч в подкате, футболист может получить ожог. Но это проблема всех искусственных полей. Несмотря на упомянутый мной недостаток, газон «Геолога» остается лучшим в зоне «Урал-Поволжье». Думаю, если команда пройдет в ФНЛ, то покрытие сменят. Что же касается болельщиков, то здесь они не отличаются от других – могут похвалить, но чаще ругают. Часто слышишь, как с трибун доносятся какие-нибудь ругательства. Там ведь собираются люди, уверенные, что могут делать нашу работу лучше, чем мы. Но могу поспорить, что большинство из них даже по мячу толком ударить не смогут. Мы потом в раздевалке обсуждаем то, что услышали, смеемся. Обид никаких нет, привыкли уже.

– Ваша семья живет здесь вместе с вами?

– Нет, жена и дочка у меня в Москве. Они были в Тюмени летом, около месяца здесь провели. Супруге город понравился, но она вернулась на работу – дочке исполнилось два года, мы отдали ее в детский сад. Поэтому мои родные дома, в столице.

– Есть в России или Европе футбольная команда, за которую вы болеете?

– Я болею за тот клуб, в котором играю, за «Тюмень». Смотрю некоторые матчи с участием команд, в которых играют мои знакомые. Но отношусь к ним не как болельщик – оцениваю, что и как делают коллеги по амплуа, чтобы потом как-то применить это самому. Могу даже просто обзор матча посмотреть и понять, кто как играл. На счет даже внимания не обращаю.