«Профессор судейства» И. И. Савостьянов

«Советский Спорт» 12.04.1958

Сейчас, в канун шестидесятилетия отечественного футбола, вспоминается одна из колоритнейших фигур прошлого – спортивный судья Иван Иванович Савостьянов.

Как сейчас помню: по случаю приезда сборной футбольной команды Петрограда для встреч с прославленным клубом «Новогиреево» и сборной Москвы – товарищеский ужин.

Небольшой уютный зал. Весело и оживленно. Среди гостей и судья предстоящего матча сборных команд – высокий, сухощавый человек с бледным, продолговатым лицом, темными, коротко подстриженными волосами, разделенными боковым пробором. Из-под густых бровей на собеседника глядят ясные, голубые глаза, вдумчивые и приветливые.

Это и был Савостьянов.

Савостьянов быстро снискал себе репутацию лучшего футбольного судьи.

В те времена (1913-1917 гг.) Москва славилась отличными судьями, Шульц, Керцелли, Корсаков, Фиала – всех не перечесть. Но среди них «экстраординарным профессором» по праву считался Савостьянов. Он пользовался громадным авторитетом среди футболистов. Его решения на футбольных полях никогда не оспаривались ни моск­вичами, ни петроградцами. «Савостьянов дал штрафной, значит, надо было дать!» – неизменно повторяли все любители футбола. Он неутомимо и очень быстро передвигался по полю и всегда все видел. Его помощники (их тогда было четверо: два на лицевых и два на боковых линиях) могли считать себя счастливыми людьми.

Савостьянов очень мало и редко вступал в разговоры с игроками на поле. Свисток и лаконичный жест правой руки решительный, безапелляционный. Очень верно сказал о нем А. П. Старостин: «Футболисты его очень уважали, считали непререкаемым авторитетом. Я на себе чувствовал его умелое обращение с игроками на поле, простым взглядом он гасил реакцию раздражения, если она вызывалась мнимой несправедливостью».

Да, это было именно так. И все же то беспрецедентное событие, которое произошло во время матча сборных Петрограда и Москвы, показало, что, когда «взгляда» оказалось недостаточно, Савостьянов не остановился и перед другими мерами, хотя эти меры и не были предусмотрены футбольными правилами.

Игра между сборными была очень жаркой. Петроградцы, проиграв за день до этого 0:2 «Новогирееву», стремились взять реванш во встрече со сборной. Страсти на поле накалились до предела. Блестящая игра вратарей обеих команд – москвича Свифта и петроградца Данилевича – долго не позволяла нападающим забить гол. Наконец команды обменялись голами. Схватка на поле еще более обострилась, Савостьянов вынужден был часто штрафовать расхо­дившихся игроков, начинавших умышленно грубить. Началась вторая половина матча, а счет оставался ничейным. Кое-кто из футболистов откровенно занялся «ловлей» противника, чтобы вывести его из строя. И вдруг, когда мяч был в полете, совершенно неожиданно раздался резкий, протяжный свисток судьи. Иван Иванович посмотрел на свои часы, вероятно, «засек» время и остановил игру. Что такое? В чем дело? На лицах игроков недоумение. Савостьянов попросил одного из футболистов подать ему мяч, взял его в руки и, не торопясь, направился к центру поля. Там он подозвал капитанов команд и без дальнейших слов предложил им увести свои команды в раздевалку.

– Дальше так играть нельзя, Это не футбол. Пойдите и немного успокойтесь.

В служебном помещении кружка футболистов Сокольников («К.Ф.С.»), на поле которого происходил этот матч, Савостьянов в течение примерно десяти минут охлаждал неспортивный пыл игроков. Но вот команды снова появились на поле, и игра продолжалась теперь уже в спокойной обстановке и весьма корректно. Она так и окончилась со счетом 1:1.

Девизом судейства И. И. Савостьянова всегда были два неизменных правила «Быть ближе к мячу» и «Предупреждать грубость». Он очень хорошо знал особенности каждого спортсмена ведущих команд. Знал любителей грубых приемов и, не упуская из своего поля зрения весь ход игры, пристально следил за каждым опасным движением такого сорта игроков и своевременно пресекал грубость.