Экс-тренер «Тилигула» Октавио Замбрано: «Игроки подходили и просили помочь им уехать в США, говоря «К черту футбол! Готовы на любую работу - барменом, садовником»

moldfootball.com 08.09.2020

В середине нулевых годов в Молдову приехал первый южно-американский тренер. Эквадорец Октавио Замбрано принял предложение тираспольского «Тилигула». Moldfootball.com пообщался с Октавио и попросили его вспомнить про период жизни, который он провел в нашей стране и не только.

Из этого интервью вы узнаете:

- Для чего эквадорский тренер поменял сытую и благополучную Америку на Приднестровье;

- Почему Сергей Строенко для Октавио Замбрано - более ценный игрок, чем капитан «Баварии» Лотар Матеус;

- Что чувствует человек, который после 6-ти лет жизни в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, переезжает в Тирасполь;

- Как футболисты «Тилигула» были готовы уехать в США работать барменами и официантами;

- Каким был футбол в США в 90-е годы: буллиты вместо пенальти, диктор объясняет правила зрителям прямо во время игры;

- Зачем Октавио в 17 лет заиграл в сборной Канады будущего футболиста «Баварии» и победителя Лиги Чемпионов Алфонсо Дэйвиса


- В середине нулевых годов вы приехали в Молдову и тренировали тираспольский «Тилигул». До этого у вас была хорошая карьера и работа в США. Как так получилось, что вы поменяли благополучную Америку на молдавскую нищету?

- Агент через каких-то людей вышел на руководство «Тилигула» и предложил мне этот вариант. Я сразу согласился.

- Почему согласились? Зачем?

- У меня было одно очень большое желание в карьере, которое я хотел реализовать – мечтал тренировать в Европе. Поэтому даже неважно было, какой это клуб, в какой стране он играет. Был готов к любому варианту и хотел уехать за океан как можно быстрее. Просто мечтал о Европе. Появился вариант с «Тилигулом» и я сказал судьбе «спасибо» за этот шанс, который мне предоставляется.

- Было понимание того, куда вы едете и что это за страна Молдова?

- Смотрел какую-то информацию в интернете, но ее было очень мало. В основном все было написано на языках, которые я не понимал. Тогда даже тот же YouTube не был развит так, как сейчас. Это сегодня можно с телефона зайти куда хочешь, и найти ответы на любые вопросы и любую нужную тебе информацию. Но меня это не пугало и не останавливало. Когда хочешь чего-то добиться, нужно выходить из зоны комфорта. И не бояться ничего. Страх нужно сразу перебороть в себе и быть готовым к новым трудностям. Я изначально себе наметил такой путь: сначала дома работаю в Эквадоре, потом еду в США, а после в Европу.

- Когда вы были тренером в «Нью-Йорк МетроСтарс» у вас центрального защитника играл знаменитый Лотар Матеус. Приезжаете вы в «Тилигул», а на позиции Матеуса - Сергей Строенко. У вас тогда не было ощущения «куда я попал»?

- Лотар приехал к нам заработать перед пенсией. Ему дали хороший контракт. Но в «МетроСтарс» это уже был не тот Матеус, к которому ты привык в «Баварии». Это в Германии он рубился за чемпионство Бундеслиги, за Лигу Чемпионов. Поездка в Америку для него была просто забавным приключением. Ты думаешь, он играл у нас в МЛС в полную силу? Я никогда не был сторонником того, чтобы приглашать в команды возрастных футболистов-легионеров, хоть они и селебрити. Мне всегда интересней работать с молодыми, развивать их. Приезд Матеуса – это был больше пиар для клуба и для лиги.

Лично ничего не имею против Лотара, он отличный парень, с ним интересно было общаться, но игра «МетроСтарс» не зависела от него. А вот Строенко в «Тилигуле» был ключевым футболистом. На нем была вся наша защита, он был капитаном и моим главным помощником, почти вторым тренером, играющим тренером. Матеус прилетел в Нью-Йорк, отыграл 15 матчей, забрал за это свои миллионы долларов и улетел. Строенко отыграл в команде все игры, и без него невозможно было представить «Тилигул». Для меня он более ценный командный футболист, хоть и не играл в «Баварии» и не выигрывал Лигу Чемпионов.


- Любой тренер, когда едет в другую страну, хочет получать больше денег. И это логично. Какой смысл ехать за десятки тысяч километров и жить вдали от семьи, если при этом зарабатываешь меньше, чем дома? Но вы приехали в Тирасполь после 12-ти лет жизни и работы в американских футбольных клубах. Неужели в «Тилиуле» у вас была зарплата больше, чем в одном из самых богатых клубов МЛС «МетроСтарс»?

- Конечно, нет. В США я получал гораздо больше. Как уже говорил тебе в начале, я приехал в «Тилигул», чтобы воплотить в реальность мою мечту – поработать в Европе. Деньги меня тогда абсолютно не волновали и не интересовали. Агенту сразу сказал, что готов на любую зарплату, даже самую маленькую и символическую, только дайте шанс поработать в европейском клубе.

- Сколько вы зарабатывали в «Тилигуле»?

- Что-то около 1000 долларов в месяц. Это зарплата. Плюс были какие-то премиальные за ничьи и победы. В удачный месяц могло выйти под 2000 долларов.

- Вас не смущало, что в США официант зарабатывает больше?

- Нет, потому что к тому времени я уже накопил хорошую сумму денег, которая лежала на моем банковском счете, и я мог спокойно жить на эти проценты. За 4 года работы в «Лос-Анджелес Гэлэкси» и два года в «МетроСтарс» я заработал хорошие деньги, и мог себе позволить тренировать «Тилигул» даже бесплатно. Был готов двигаться дальше в ущерб своему финансовому благосостоянию. Понимал, что начинается такой период в жизни, что буду тратить больше, чем зарабатывать. Но когда тебе предоставляется шанс так близко подойти к своей мечте, деньги сразу отходят на второй план. Думаю, многие люди на моем месте поступили бы также и пожертвовали деньгами ради мечты.


- Скорее всего, вы рассматривали работу в «Тилигуле» как шанс проявить и показать себя, сыграть в еврокубках, нет-нет да и пройти там пару раундов, и потом получить предложение от более богатого клуба с хорошим контрактом…

- Да, так и есть, и я этого не скрывал никогда. У меня был договор с руководством, что как только я получу более интересное предложение поработать в чемпионате сильнее, чем молдавский, то я свободно могу уйти. И так все и получилось, когда меня пригласили в Венгрию.

- Что вас больше всего удивило, когда вы первый раз приехали в Молдову?

- Люди и их реакция на то, что я приехал к вам из США (улыбается). На меня все смотрели, как на сумасшедшего, потому что после шести лет жизни в Лос-Анджелесе и Нью-Йорке я приехал в Тирасполь. В вашей стране тогда все были просто помешаны на том, чтобы уехать в Америку и там как-то зацепиться. Мне задавали очень много вопросов. Про бытовые нюансы, что там, как там, как жизнь.

Помню, был случай, что даже футболисты из команды подходили и интересовались. Я думал, они хотят спросить что-то про тактику, про игру, про тренировки. А они приходят и говорят: «Coach we want to go to USA. Please help» (смеется). Я говорю им: тренируйтесь лучше и чаще, чтобы получить хорошее предложение от клубов. А они отвечают: «К черту футбол! Любая работа: бармен, официант, садовник».

- В этом нет ничего удивительного. Молодые футболисты тогда получали в «Тилигуле» от силы 200-300 долларов в месяц. Студенты, которые летом ехали поработать в США, за три-четыре месяца привозили по несколько тысяч долларов...

- У меня другое мнение. Молодой футболист должен думать о том, как вырасти, чтобы получить хороший контракт, куда-то уехать. Для этого нужно много тренироваться. Если он начинает думать о том, где бы удачно заработать официантом, садовником или продавцом, то тогда можно заканчивать. Конечно, нет ничего плохого в том, чтобы подработать в свободное время. Но когда только деньги выходят на первый план и футболист думает только о них, это может испортить всю его дальнейшую карьеру.


- Не могу не спросить, что чувствует человек, когда после долгой жизни в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе оказывается в Тирасполе? Вот, объясните мне, как можно жить в Приднестровье после того, когда рядом с вами был Голливуд, Статуя Свободы, «Мэдисон-сквер-гарден», «Стэйплс-центр»?

- Никаких психологических проблем у меня не было. Я сам родом из небольшого эквадорского городка, поэтому мне куда приятней было находиться в спокойном и уютном Тирасполе, чем в шумном Нью-Йорке или Лос-Анджелесе, если ты об этом.

- А что чувствует человек, когда он идет по Бруклинскому мосту в Нью-Йорке или гуляет по местному Центральному парку и вдруг оказывается в середине нулевых годов в Тирасполе, где нет даже нормального парка или набережной, где можно отдохнуть?

- Мне было приятно и интересно гулять везде. Ты слишком сильно делаешь акцент на знаменитых местах. Понятно, что Голливуд, Статую Свободы или Бруклинский мост знают везде много людей. Но мне всегда было интересно познавать и другие культуры, смотреть, как живут люди в разных странах, а не только в США. Поверь, если ты очень долго будешь жить в Америке, тебе тоже надоест все. И эти места, о которых ты говоришь, тоже приедаются. Все равно захочется посмотреть и узнать что-то новенькое.

- А вам не было скучно в том же Тирасполе? Куда можно пойти человеку там отдохнуть и культурно провести время? После того, к чему вы привыкли в США, насколько сложно было адаптироваться в новой для себя обстановке?

- Не могу сказать, что мне было скучно. Я ведь прилетел в Молдову работать, а не отдыхать. А ты так говоришь, как будто я приехал в годичный отпуск, чтобы расслабляться и наслаждаться жизнью. Меня меньше всего волновало, какие там развлекательные места и сколько их. Важнее всего были условия для работы. Да и с возрастом все эти огни больших городов и суета утомляет. Хочется душевного спокойствия.

- А в бытовом плане насколько было сложно?

- Тут уже труднее. Я впервые столкнулся с языковой проблемой. В городе мало кто говорил по-английски. Про испанский уже и молчу. Были непривычны кое-какие моменты с той же оплатой в магазинах. В Америке я привык всегда расплачиваться картой, а у вас тогда брали только наличные. Первое время я забывал об этом. Заходишь в Тирасполе в магазин, выбираешь продукты, подходишь к кассе, даешь карту, а ее не принимают. Приходится срочно решать вопрос, где найти наличные деньги, иначе можно остаться голодным (улыбается).

- Насколько сильно отличалась футбольная «движуха» в Молдове от США? Почувствовали ли вы хоть какую-то разницу?

- Конечно. В США футбол тогда никому был не интересен. У меня, во всяком случае, было такое ощущение. Приведу тебе такой пример. В 98-м году американский клуб впервые выиграл турнир – аналог Лиги Чемпионов КОНКАКАФ. Это была первая победа за 36 лет истории турнира. До этого побеждали клубы из Мексики, Коста-Рики, Тринидада, Гватемалы, даже Суринама. Но ни один клуб из США не выигрывал этот трофей. И вот в 98-м году «Ди Си Юнайтед» из Вашингтона побеждает в финале у лучшего на тот момент клуба Мексики. Через день после матча покупаю самую популярную спортивную газету страны. Мне интересно, что напишут про тренера «Ди Си», который привел клуб к такому достижению, так как он был моим хорошим другом. Смотрю обложку – ничего про футбол нет. Открываю первую страницу, там все только про НБА. Листаю дальше – вторая, третья, четвертая – тоже все только про НБА. Потом несколько страниц про американский футбол – НФЛ. Потом еще столько же про хоккей - НХЛ.

Ты не поверишь, но про первый выигранный финал Лиги Чемпионов американского клуба там был только небольшой кусочек на предпоследней странице размером с квадратик, который занимал всего лишь процентов 20 от одной полосы. Все, что там было написано, только счет, составы и пару предложений про игру и как был забит победный гол. Мне сложно представить, если бы какой-то молдавский клуб впервые выиграл Лигу Чемпионов, и главная спортивная газета страны об этом написала бы небольшой кусочек на предпоследней странице. Такое невозможно представить в любой стране мира, будь она в Европе, Южной Америке или на другом континенте.

- Почему и из-за чего у вас не получилось в «Тилигуле»?

- Я бы не сказал, что не получилось. Почему ты считаешь, что не получилось?

- За год до вашего приезда «Тилигул» играл в еврокубках, а с вами не попал туда.

- Ты считаешь, что попадание в еврокубки – это основное для оценки работы тренера?

- Нет. Не только. Ок, можно не попасть в еврокубки, весь сезон быть середняком, но прокачать 4-5 футболистов до высокого уровня и продать их потом в более сильные чемпионаты. Но вы и в еврокубки не попали, и никого не продали…

- У нас были хорошие матчи, в которых мы показывали игру и результат. Играли несколько раз вничью с «Шерифом», обыгрывали «Дачию», отбирали очки у «Зимбру», «Нистру», «Тирасполя». Да, не удалось попасть в еврокубки. Но сам понимаешь, что другие клубы были сильнее, чем мы. И у них было больше денег. В «Шерифе», в «Дачии», в «Зимбру» тогда платили игрокам по 5-6 тысяч долларов. А у нас сам знаешь, какие были зарплаты – и до 1000 долларов не доходило.

- После «Тилигула» вы уехали в Венгрию и приняли «Татабанью». Вы ушли сами? Или был какой-то конфликт с президентом клуба?

- У меня был договор с руководством, что если поступит хорошее предложение, то я уйду. Да и у самого руководства потом тоже начались проблемы с деньгами. Ушел не только я, но и другие легионеры уехали, а «Тилигул» потом начал играть местными молодыми футболистами.

- Как вам работалось в Венгрии после Молдовы?

- Вот там у меня были проблемы. Руководство поставило задачу выйти в Суперлигу. Я поверил местным опытным игрокам. Но они понимали, что если мы туда выйдем, то в их услугах клуб уже не будет нуждаться. Поэтому им было выгоднее остаться еще на сезон во Второй Лиге, чтобы с ними еще на год продлили контракты. Закончилось все тем, что последнюю часть чемпионата они специально слили. После этого я ушел.

- Вы приехали работать в США в начале 90-х годов. Говорят, что тогда футбол в Америке во многом отличался от того, каким он был в Европе…

- Да. Это правда. В первый год мне казалось, что я попал в какой-то другой мир. Он был похож даже на какой-то другой спорт, но не на футбол.

- Расскажите что-нибудь интересное. Что вас больше всего поразило?

- Самый первый матч сразу и удивил. Мы играли его на поле, которое было полностью с разметкой под американский футбол. Там каждые 10 метров какие-то полосы, газон раскрашен разными цветами и надписями. Зато точки для пенальти не было. Но это еще не самое удивительное.

- А что было удивительным?

- Весь матч играла громкая музыка, а диктор по стадиону комментировал матч.

- Комментировал так, как мы привыкли к этому во время телевизионной трансляции?

- Не совсем так. Это был не комментатор, а скорее ведущий. И он больше рассказывал правила зрителям прямо во время игры. Допустим, в матче кто-то подает угловой. И он объясняет, что вратарь одной команды отбил руками мяч за ворота, поэтому вторая команда будет вводить мяч в игру ногой с угла поля. Или кто-то на ком-то сфолил и получил желтую карточку. Он рассказывает, что за грубое нарушение правил игрок предупрежден, но если сыграет еще раз так же жестко, то для него игра закончится.

- Получается, что это делалось для того, чтобы объяснять людям нюансы игры. Выходит, зрители, пришедшие на стадион, даже не понимали и не знали всех правил?

- Да. Я скажу тебе даже больше, я и сам не знал всех правил (улыбается). И узнал их только во время матча (смеется).

- Это как такое возможно?

- Мы сыграли матч вничью. Смотрю, футболисты не выходят с поля, а остаются. Я не могу понять, что происходит. Говорят, ничьей быть не может и по правилам должен определиться победитель. Я подумал, что раз такой регламент, значит, будут пенальти. Но судья ставит мяч в центре поля. Оказывается, победитель определяется даже не по пенальти, а по буллитам. Они называются еще шутауты.

- И вы не знали, что у них там такое правило?

- Не знал, потому что интернета тогда не было, а в газетах про футбол почти ничего не писали. Это правило тогда только недавно ввели под предлогом для поднятия зрелищности. Но это еще не все. У нас не все знали даже правила пробития этих шутаутов.

- Объясните?

- Футболисту дается 6 секунд, чтобы он забил гол из центра. Первый удар у нас пошел решать эквадорский нападающий, который только приехал вместе со мной. Он тоже не знал всех нюансов. Сблизился с вратарем, но не бил по воротам, а все ждал удобного момента. Так и не ударил, а 6 секунд прошло. Судья свистит, подходит к нему, забирает мяч. Он не понял в чем дело, начал спорить, думал, что пока не будет удара мимо или вратарь не отобьет, момент продолжается. Рефери ему говорит: «Что ты споришь? Ты что никогда хоккей и НХЛ не смотрел и не видел, как там бьют буллиты?». А парню 18 лет, он из бедной эквадорской семьи, он толком даже не знал, что такое хоккей.

- Раз уж мы заговорили про буллиты или шут-ауты, как вы считаете, было бы интересно, если бы это правило ввели в Европе?

- Не думаю. Просто в США такой менталитет, что там всегда должен определяться победитель. Посмотри на НБА, НХЛ, МЛБ. Там во всех лигах и во всех видах спорта не бывает ничейного результата. Точнее, он может быть, но победитель все равно определится только один, и неважно как: в овертайме, или по буллитам или до первого результативного действия. Решили попробовать такое же в футболе, но потом отменили. Если шут-ауты не прижились даже в США, то зачем их вводить в Европе?

- Три года назад вы работали главным тренером сборной Канады. Играл ли тогда у вас Алфонсо Дэйвис, который в этом году выиграл с «Баварией» Лигу Чемпионов и просто скушал в личном противостоянии и Месси, и Неймара, и Мбапе?

- Алфонсо сыграл первые матчи в сборной Канады, когда я его туда пригласил. Было видно, что это игрок высочайшего уровня. Я понимал, что если тормозить, то ему скоро предложит футбольное гражданство какая-нибудь федерация и он будет заигран за другую сборную. Дэйвис родился в Гане, его родители из Либерии, сейчас он играет в Германии. В любой из сборных он бы сейчас играл в основе. Но как только он получил канадское гражданство, уже в 17 лет я вызвал его и заиграл в национальную сборную Канады. Мой первый матч, как главного тренера сборной Канады, был также дебютным и для Алфонсо. Мы играли с Кюрасао и победили 2:1.

Мне говорили, что я рискую, ставя в состав в своей первой же игре 17-ти летнего мальчишку. На тот момент он не то что не был игроком «Баварии», а сыграл только лишь два матча за сборную U-17. Но я в нем не сомневался. Потом взял его на Кубок КОНКАКАФ-2017. Это как Чемпионат Европы для стран Северной Америки. И там он стал лучшим бомбардиром, лучшим молодым футболистом турнира и побил рекорд, как самый молодой игрок, который когда-либо забивал в финальной части Кубка КОНКАКАФ.

- Вы вытащили для сборной Канады такого игрока как Дэйвис, который выиграл уже два чемпионата и два кубка Германии и Лигу Чемпионов. Но сами вы проработали с канадской командой не так долго, даже года не прошло. Почему так?

- На Кубке КОНКАКАФ-2017 мы дошли до четвертьфинала, где проиграли Ямайке. Тот матч мы должны были выигрывать, потому что соперник был нам по силам. Руководство федерации посчитало, что я не выполнил задачу, и взяло на работу другого тренера.

- Вам было обидно?

- Не снимаю с себя вины за поражение от Ямайки, но и не считаю, что моя работа была провальная. Кубок КОНКАКАФ проходит раз в два года. До меня сборная Канады целых пять турниров не могла дойти до этой стадии и вылетала раньше. У меня же получился лучший результат за 10 лет. Поэтому было неприятно.

cacheactual 1 * (isboot 0 + procload 0.76*2 + timegenerated 2*0.02) = 1.56