Войти

Часовым ты поставлен у ворот

«Красная звезда» 22.12.1976

Восемнадцать лет назад тренер брянского «Динамо» Б. Никифоров обратил внимание на мальчишку, защищавшего ворота в матче дворовых команд. Пареньку было лет двенадцать, и ничем особенным из сверстников он не выделялся. Тренеру, однако, мальчишка чем-то приглянулся…

Прошли годы, и сегодня Владимир Астаповский – а это был именно он – один из ведущих советских футболистов, игрок команды ЦСКА и сборной СССР, названный первым вратарем футбольного турнира XXI летней Олимпиады и вслед за этим голкипером номер один нынешнего сезона в нашей стране.

В тот день, когда стало известно, что приз журнала «Огонек», ежегодно вручаемый лучшему вратарю, присужден Астаповскому, сам лауреат не пытался скрыть своей радости, хотя и был сдержан. «Старался играть на совесть, – говорил он, отвечая на поздравления. – Каждый матч – и в ЦСКА, и в сборной – считал главным для себя. А за то, что оценили это, – спасибо».

Мне вспомнился весенний день 1968 года, один из матчей на флотском стадионе Севастополя. Тренер команды спортивного клуба Черноморского флота М. Ермолаев, один из лучших в прошлом игроков команды ЦСКА, порой за голову хватался, видя, как опрометчиво играет на выходах, совершает ошибки его учении Астаповский. «А заменить его некем?» – поинтересовался я и тут же пожалел об этом. «Заменить? Э, нет! – возмутился Михаил Иванович. – Пусть поймет, почем фунт лиха. Запомни, это большой мастер растет, он еще в сборной страны играть будет. С характером матрос».

До сих пор Владимира нет-нет да и назовут матросом. Многие в ЦСКА помнят, что пришел он в клуб с флота, знают, что службой прежней гордится и форму морского офицера носит с каким-то особым шиком.

А тогда, после матча, который, кстати, команда выиграла, старший матрос Астаповский сидел в раздевалке. Насупленный, сердитый. Кто-то попытался подбодрить его, но Владимир лишь отмахнулся: «Плохо играл, знаю. Но почему тренер об этом промолчал? Из педагогических соображений? Так мне от этого не легче. Лучше бы отругал, как следует, выдал по первое число!»

На флот Астаповский попал не случайно. Большинство его товарищей, окончивших Бакинскую мореходную школу, когда приходил срок, становились военными моряками. Ведь специальность рулевого-судоводителя – самая что ни на есть флотская. Когда стал матросом, то надеялся, что будет и для футбола время. Но в экипаже команды не было, да и не знали командиры; что служит под их началом игрок юношеской сборной Азербайджана, бронзовый призер первенства страны. Об этом Астаповский даже самым близким товарищам не рассказывал. А когда назначили его командиром отделения в подразделение торпедных катеров, то и вовсе не до раздумий о футболе стало. Главное – служба, а для спорта оставалось ровно столько времени, сколько отводилось на это распорядком дня. Зато по воскресеньям и праздникам, выходя на площадку в составе гандбольной команды, он вызывал уважение товарищей меткостью и силой бросков по воротам. Благо рост, реакция были отменными, да и злости спортивной не занимать.

А на флоте была команда мастеров. Были в ней неплохие футболисты, но все же дела у СКЧФ шли неважно, моряки теряли очко за очком. Капитан М. Ермолаев, едва был назначен на должность тренера, начал свою работу с поисков способных игроков. Искал не на стороне, а у себя, на флоте. Однажды увидел он на тренировке гандболистов Астаповского. Присмотрелся к нему повнимательнее. «Футбольную биографию вашу знаю, – сказал он Владимиру. – Школа неплохая. Но у нас класс «А». И нам нужна настоящая игра. Если согласны, то на поблажки не рассчитывайте».

И спрашивал с Астаповского вдвойне. Правда, заставлять того тренироваться не было нужды, он и без того больше других старался, оставаясь на поле с Ермолаевым после общих занятий. Не сетовал на судьбу, оставаясь запасным. Понимал: Гаркуша (был такой голкипер в СКЧФ) пока сильнее. Вполне логично, что уже в сезоне 1968 года он стал первым вратарем команды, а затем, к концу второго круга первенства, начали «подъезжать» к нему гонцы из разных клубов, порой весьма именитых.

Срок службы на флоте заканчивался, он мог выбрать любую команду, но не спешил, словно ждал чего-то. Даже когда пришло приглашение в ЦСКА, не вдруг, не сразу сказал «да». Не потому, что не хотелось Владимиру испытать силы, выступая за столь популярный коллектив. Он знал, что в ЦСКА неминуемо окажется на третьих, а то и на четвертых ролях. Поди потягайся сразу с Пшеничниковым, Кудасовым, Шмуцем… Здесь, в Севастополе, да и в других городах, где приходилось играть, его уже хорошо знали, а в Москве придется начинать все сначала. Но, значит, Астаповский больше любил футбол, нежели себя в футболе, коль опять пошел в ученики.

– Поначалу очень трудно приходилось, – рассказывал как-то Владимир. – Вот когда я добрым словом вспоминал своих первых наставников – Б. Никифорова и С. Ильина из Брянска, А. Фальяна и Б. Жарикова из Баку. С неизменной благодарностью за терпение и веру в мое будущее думал и сейчас думаю о тренере черноморских футболистов Ермолаеве. Михаил Иванович был первым, кто на деле доказал мне, что слова о таланте «от рождения» – не более как выдумка лентяев, что только преданность делу, дисциплина и полное подчинение интересам коллектива создают настоящего спортсмена.

Вот, скажем, не повезло Астаповскому в сезоне 1970 года, самом знаменательном за последнее двадцатипятилетние для команды ЦСКА. Армейцы тогда стали чемпионами страны, а Владимир золотой медали не получил, потому что сыграл меньше половины матчей – одиннадцать. Когда после вручения наград его товарищам кто-то из болельщиков посочувствовал Астаповскому, его ответ был таким: «Разве в медали дело? Тренерам виднее, кто из нас сильнее сегодня, им решать, кого ставить на матчи. Моя задача – играть лучше».

Это были не пустые слова. Астаповский всегда доверял своим наставникам, хотя порой и не соглашался с ними, с жаром доказывал свою правоту. От каждого тренера – при всей несхожести их взглядов на футбол, педагогических методов, систем тренировок – он брал что-то новое, на его взгляд, наиболее полезное. Алексей Иванович Мамыкин рассказывал о том, с каким упорством, целеустремленностью тренировался Астаповский, оказавшись в ЦСКА. Валентин Александрович Николаев подчеркивал творческий подход Астаповского к тренировкам, его желание в совершенстве овладеть не только техническими приемами, но и тактическими премудростями. Анатолий Владимирович Тарасов старался привить ему вкус к атлетизму, акробатике. И Астаповский, которому Тарасов предлагал каждый раз все более мудреные упражнения, не посчитал для себя зазорным и обидным в зрелом для спортсмена возрасте начать тренироваться по методу молодого Третьяка – одновременно с несколькими, посылаемыми в упор, мячами…

Об одном приходится сожалеть сейчас – о том, что поздновато пригласили его в сборную страны. Да и будучи включенным в нее, Астаповский продолжительное время оставался вторым вратарем, даже третьим. В отборочных играх олимпийского турнира большей частью сидел на скамейке запасных. В первый раз защищал ворота сборной в матче с норвежцами в Лужниках. Гола не пропустил. Потом играл, опять же после перерыва, со сборной Венгрии. Отстоял неплохо, тот матч закончился вничью – 1:1. И лишь после товарищеской встречи в Вене с командой Австрии Владимир заставил тренеров полностью поверить в себя. На Олимпиаде в Монреале среди вратарей было немало великолепных мастеров, а лучшим назвали все-таки его.

В команде ЦСКА старшего лейтенанта Астаповского уважают. И дело не только в том, что он ветеран армейского коллектива, самый опытный и высококлассный игрок, бронзовый призер Олимпийских игр. Но об этом, пожалуй, лучше скажут его товарищи.

Сергей Морозов: «Астаповский – хороший товарищ. Он всегда готов прийти на помощь. И в игре, и в жизни. Не случайно его избрали секретарем первичной партийной организации».

Сергей Ольшанский: «Со своего вратарского поста он умело руководит игрой в обороне. Далеко не каждый вратарь обладает этой счастливой способностью».

Александр Тарханов: «После моего первого матча за ЦСКА Владимир обнял меня и сказал тихонько: неплохо для начала сыграл, только носа не задирай, работай. Буду об этом помнить».

…У футболистов сейчас межсезонье. Период зимних отпусков. Не помешало бы отдохнуть и Астаповскому, ведь потрудился он на славу. Но первый вратарь страны летит в Ленинград, в Военный институт физической культуры. Четвертый курс – не шутка, тем более что в отстающих быть он не привык. Когда-нибудь Владимир станет тренером, воспитает не одного хорошего вратаря. Но это – в перспективе. Сейчас он очень нужен ЦСКА, нужен сборной. И еще не один сезон, наверное, будет радовать любителей спорта своим высоким мастерством.