Войти

Любовь на всю жизнь

Аркадий Андриасян – фигура в нашем футболе настолько известная, что вряд ли стоит еще раз напомнить его спортивные достижения. Впрочем, без их хотя бы частичного упоминания в ходе нашей беседы с президентом и главным тренером ереванского «Арарата» не обойтись.

– Говоря о вас, в первую очередь напрашиваются слова, обозначающие ваши очевидные личные качества: «талант», «страсть», «честолюбие», «бескомпромиссность», я бы прибавил – «одиночество».

– Я не совсем с вами согласен. У меня, кроме семьи, широкий круг друзей, я всегда в общении…

– По-моему, вы достаточно независимы. Я к тому, что человек, не любящий одиночества, не может любить свободы. Иметь в себе столько содержания, чтобы в известной мере не нуждаться в обществе, – думаю только таким образом возможно сохранить спокойствие духа.

– Это необходимо для любой «нормальной», творческой личности. Наверно, весь фокус заключается в том, чтобы суметь достичь гармонии и во взаимоотношениях с людьми, и с самим собой. А для этого действительно нужно держать определенную дистанцию, отстраниться.

– Если говорить о вашей профессии, искусство тренера сродни искусству режиссера, но тренер не только постановщик футбольных спектаклей, но и педагог.

– Раздумья над моральными категориями для тренера должны быть не менее обязательны, чем, скажем, тактические поиски. Главное для меня как тренера – привить футболистам чувство ответственности. Без серьезного отношения к своему делу ничего не добьешься. А век футболиста так короток…

– Было бы интересно услышать мнение о тех, кто когда-то учил уму-разуму вас.

– В бытность мою игроком многому научился у тренеров «Арарата» – Артема Фальяна, Александра Пономарева, Николая Глебова, Никиты Симоняна, Виктора Маслова.

Неоценимы были для меня советы моего дяди – заслуженного тренера республики Гайка Андриасяна…

– Какие имена! Можно сказать, вы прошли футбольную академию под руководством ведущих специалистов.

– Кроме этого бесценного опыта общения, у меня и диплом первой степени об окончании всесоюзной Высшей школы тренеров в Москве.

– Многие считают, что первоклассным тренером может быть только первоклассный в прошлом игрок, способный «не просто рассказать, но, главное, показать».

– Так бывает далеко не всегда. Без каждодневной кропотливой работы былые заслуги не помогут, а одной лишь преданности футболу, любви к нему, какой бы пылкой она ни была, все-таки было бы мало.

– Кто из тренеров для вас – пример?

– Футбол постоянно совершенствуется, и мне как аналитику трудно выделить кого-либо. У каждого есть свои сильные стороны. Из ныне действующих мне наиболее близки концепции таких специалистов, как Алекс Фергюсон («Манчестер Юнайтед»), Луис ван Гал («Барселона») и Оттмар Хитцфельд («Бавария») – кстати, в прошлом игроков отнюдь не выдающихся.

– А из игроков?

– Круифф. Тотальный футбол в исполнении «Аякса» и сборной Голландии, в которых Круифф играл первую скрипку, стал откровением… Благодаря ему средненькая по футбольным меркам Голландия ворвалась в мировую элиту.

(Признаюсь, я не сомневался в таком ответе. В манере игры Аркадия Андриасяна и «летучего голландца» было много общего. Оба обладали качествами лидера, диспетчерским и бомбардирским умением, оба отличались филигранной техникой и артистизмом, игровой фантазией… Да и крутым нравом тоже. И родились в один и тот же год – 1947-й.

Между прочим, по результатам опроса экспертов, проведенного недавно Международной федерацией истории и статистики для определения лучшего футболиста XX века, второе место вслед за Пеле занял Йохан Круифф. – В. Г.).

… Из долгой беседы хочу выделить весьма характерный эпизод.

После вопроса о том, когда и в каком матче ему удалось забить первый гол в большом футболе, Аркадий Георгиевич надолго задумался, пытаясь восстановить в памяти такое, казалось бы, выдающееся событие в своей карьере и, к моему удивлению, так и не вспомнил. Но глаза его загорелись, когда он начал подробно описывать свой лучший по красоте исполнения гол – в ворота московского «Торпедо» в 1976 году… А самый важный и престижный – конечно, победный гол, забитый годом раньше «Баварии» – пожалуй, сильнейшему тогда не только в Европе, но и в мире, клубу.

– А знаете, о чем я подумал? Пиетет к вам и другим «золотым араратовцам» не только сохранился, но даже стал проявляться сильнее. Как мы гордились вами в медовые месяцы побед…

– Мы, игроки команды, всегда чувствовали дыхание трибун, наша связь со зрителем была так глубока и органична… Как бы трудно ни приходилось порой нам, появлялись дополнительные силы от осознания того, что народ ждет от нас только побед, и самые значительные из них были достигнуты через «не могу».

… Удел тренера – постоянная борьба: необходима победа его команды над другими. Но как ее добиться? Одно можно сказать с уверенностью: творческое начало – главное в работе Аркадия Андриасяна. К его знаниям и поискам рационального зерна, к его ошибкам и его удачам нужно, мне кажется, относиться проще – без излишней восторженности, а тем более без злорадства. Потому что Аркадий Андриасян – верный солдат футбола, которому он посвятил всего себя, и неуемное стремление осуществить свой идеал – его предназначение.