Войти

ЗАПИСКИ ОКОЛОФУТБОЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

    Александр Сидоров
    Факел, история, футбол, Воронеж 1978 год. Переходные матчи за выход в первую лигу. Металлист Харьков.

    10 ноября 1978 года.17.30

    Именно в этой точке отсчета времени мы приблизились к Восточной трибуне Центрального стадиона профсоюзов. Воронежское «ристалище» для проведения футбольных матчей имело несколько отличный вид по сравнению с нынешней спортивной площадкой с двухъярусным расположением трибун на «центре» и «востоке».

    Футуристического вида крыши над основными трибунами, с непонятной функцией, на ажурных металлических конструкциях устремлялись верх по диагонали, явно не защищали от солнца и полностью от любых видов осадков.  Сколоченные из нескольких рядов досок скамейки имели, как по горизонтали, так и по вертикали, весьма причудливую волнистую форму, приобретенную в процессе длительной эксплуатации. Места  были, обозначены цифрами, нанесенными  белой краской на верхнюю поперечную составляющую скамеек, и они, никак не предполагали наличие границ,  между сидящими рядом зрителями. Возможно, это и способствовало постоянному единению болельщиков в течение прошедшего сезона, как в буквальном, так и в переносном смысле. Иначе ничем невозможно объяснить возможность размещения в этот день, на трибунах 38 тысяч зрителей, что составляло 125% от официальной вместимости (с грустью вспомним нынешние 3%). К нашим местам, расположенным в левом верхнем углу «восточной» пришлось пробираться с трудностями, явно присущими продвижению путешественников через непроходимые джунгли. Мы чувствовали себя опоздавшими к началу театрального спектакля, хотя до его начала было еще 30 минут. Несколько десятков раз произнесенное «разрешите», «подвинетесь» «извините» привели нас на полностью заполненный 22 ряд в секторе, куда были приобретены билеты. Наше естественная растерянность и искреннее желание произнести традиционное «здесь наши места, ребята!» были развеяны призывом «Сожмитесь! В нашем ряду прибыло». Все свершилось! Мы на месте, растворенные в общей массе, живущей в тот момент предвкушением действа, имя которому футбол!  Через мгновение наши голоса уже влились в нарастающий гул стадиона, просто песню с основным лейтмотивом – «Факел»!!!!!!!!!

    А в это время… Взгляд с другой стороны.

    Никто в этот момент не задумывался о присутствии болельщиков «Металлиста», но, тем не менее, из Харькова организован выезд на автобусах по не проверенным данным руководством завода им. Малышева.

    Некоторые харьковчане предполагают, что это был пред фанатский или раннее фанатский замут болельщиков «Металлиста».

    «Когда мы приехали в  Воронеж и остановились в гостинице  «Россия», сразу поняли: город живет предстоящим  матчем между воронежским «Факелом» и харьковским «Металлистом. Именно здесь решалось, кто их этих команд попадет в первую лигу. Прогнозов было великое множество. Естественно  почитатели «Факела» не сомневались в победе своей команды. Потому что соперник харьковчан был очень именитым. Судите сами: из 46 игр было выиграно 36, 8 закончились и лишь две были проиграны. Воронежцы забили  105 мячей, а пропустили -  только 17. Нои у наших земляков был оптимистичный.  Все и руководство, и все футболисты были едины в помыслах: обязательно победим!  Иначе быть не может! За час до начала матча мы направились к Центральному стадиону профсоюзов. Ездить по улицам города было невозможно. Тысячи воронежцев спешили на игру. Когда наши хлопцы «опробывали» поле, состояние которого, откровенно говоря, было не самым лучшим. Забегая вперед, скажем, что играть на нем было очень тяжело. За полчаса до начала встречи воронежские болельщики плотно заполнили трибуны стадиона и дружно скандировали «Фа-кел! Фа-кел!»

    «Я был в Воронеже на этом матче. Был вдвоём со своим приятелем, Игорем Кондратенко, (сейчас он живёт в Голландии). Других харьковчан на игре не видел. Сидели на обычных местах, никаких гостевых мест не было. Боялись сказать, что мы из Харькова, иначе со стадиона живыми бы не выбрались. По всему периметру стадиона передавался горящий факел - такое я видел впервые».

    Ровно в 18-00 судейская бригада во главе с В. Липатовым попросила харьковчан и воронежцев на поле. Первый удар по мячу сделали гости».

    « Факел » - «Металлист».  10 ноября.  Воронеж, Центральный стадион профсоюзов. 35 000 зрителей. Судья В. Липатов (Москва).

    «Факел »: Ширяев, Харитонов, Матвеев, Щеголев, Перегонцев, Муханов, Забиняк (Сухоруков, 46), Новиков (Архипов, 70), Крестененко, Филиппов, Васин (Болховитин, 60).

    «Металлист»: Двуреченский, Журавчак, Поточняк, Алешин, Косолапов, Берников (Дегтярев, 46), Ткаченко, Шаленко (Лунке, 30, Щербина,106), Малько, Бачиашвили, Лихачев,

     

    Знакомая мне с детских команда «Труд» была переименована в «Факел» в тот момент, когда, отдавая священный долг Родине, я проходил службу недалеко от прекрасного русского Загорска. В первой армии особого назначения ПВО, не предусматривались увольнения за пределы части солдатам и сержантам, исходя из логики задач, связанных с наличием постоянного  боевого дежурства. Не жаловали нас и спортивными изданиями, а газета на «Боевом посту» явно не ставила для себя задачу просвещать болельщиков воронежского футбола о происходящем в их родном городе. Существовавшая переписка солдата срочной службы с родственниками и друзьями так же не включала в себя футбольную рублику. Командование части не особо жаловали опасную для боеготовности «возню»   с мячом, и в каждом удобном случае, представители иного мнения полка в моей лице, доказывали необходимость уделять внимание народной игре, которая к тому же входила в обязательный вид круглогодичных соревнований округа. Признаюсь, в этом была и личная заинтересованность.   При удачном стечении обстоятельств до очередного соперника необходимо было добираться через нашу столицу, и кроме того появлялся шанс припасть к первоисточникам спортивной информации.  Мой невнятный дворовый  и школьный футбольный опыт меркнул, на фоне москвичей  Кушлиса, Продунова, Фомина,  игравших на гражданке  в различных первенствах Москвы и области. Все это, не позволяло мне  надеяться на попадание в состав сборной полка, но, к моей радости, политическая составляющая взяла верх, и командование решило включить,  в команду с целью поддержания дисциплины и морального духа старшину роты. Выбор из трех кандидатов пал на меня старшину второй роты. Видимо по причине соответствующего возраста преобладания в составе моих подчиненных и из-за моего статуса настоящего болельщика футбола. 18 сентября 1977 года на ярославском вокзале, в ожидание электрички после очередного проведенного  матча, кто-то из ребят, купил номер «Футбол-Хоккей», воскресного приложения к газете «Советский спорт». Спустя некоторое время ко мне подошли два коренных москвича и с небольшой доли иронии спросили:

    - Старшина! С каких это пор за воронежский «Факел» выступает сборная Москвы?

    Так я узнал о получении командой нового имени, и  в мою жизнь надолго  вошла команда родного города - «Факел»…